Вопросы свидетелю по делу о снятии


Вопросы свидетелю по делу о снятии

Нужно ли брать документы на допрос


Часто бывает, что свидетель располагает документами, относящимися косвенно или напрямую к произошедшему событию. В таком случае возникает логичный вопрос: Следует ли брать эти документы на допрос?

Если у вас есть документы, относящиеся к делу, в соответствии с ч.3 ст.

189 вы вправе взять их с собой. Но следует взвесить все «за» и «против» прежде, чем принимать такое решение. Здесь следует проконсультироваться у адвоката о наличии возможных рисков.

Его квалифицированная помощь была бы полезна для уточнения важных деталей:

  1. В-третьих, приходя на допрос с документами, вы уменьшаете свой запас времени на обдумывание каверзных вопросов следователя, то есть он может поинтересоваться о том, что указано в документах и варианта промолчать у вас уже не будет.
  2. Во-вторых, такими действиями вы можете показать излишнюю осведомленность о деталях случившегося, что повлечёт за собой повышенное внимание к вашей персоне.
  3. Во-первых, документы могут составлять ценность для расследования, и следователь может принять решение об их изъятии в интересах следствия.

Бесплатный вопрос юристам онлайн

Если Вам трудно сформулировать вопрос — позвоните, юрист Вам поможет: Бесплатно с мобильных и городских Бесплатный многоканальный телефон Если Вам трудно сформулировать вопрос — позвоните по бесплатному многоканальному телефону , юрист Вам поможет Подписаться на уведомления Мобильноеприложение Мы в соц. сетях

© 2000-2020 9111.ru *Ответ на вопрос за 5 минут гарантируется авторам VIP-вопросов. Москва Комсомольский пр., д. 7 Санкт-Петербург наб.

р. Фонтанки, д. 59 Екатеринбург: Нижний Новгород: Ростов-на-Дону: Казань: Челябинск: закрыть

Ваш вопрос снят председательствующим!

На практике стороны достаточно часто прибегают к ходатайствам к суду о снятии или отклонении вопроса оппонента, заданного подсудимому, потерпевшему, свидетелю либо иному участнику уголовного судопроизводства. В этом праве адвоката или прокурора следует рассматривать развитие принципа состязательности в уголовном процессе. Однако УПК РФ не содержит необходимых правовых норм, которые в должной мере регулировали бы процедуру и основания для отклонения вопроса, заданного сторонами.

Вопросы, которые в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, подлежат отклонению председательствующим, следует расценивать как недопустимые вопросы. Так, согласно ч. 1 ст. 275 УПК РФ (Допрос подсудимого):

«Председательствующий отклоняет наводящие вопросы и вопросы, не имеющие отношения к уголовному делу»

.

В соответствии с ч. 4 ст. 335 УПК РФ: «Присяжные заседатели через председательствующего вправе после допроса сторонами подсудимого, потерпевшего, свидетелей, эксперта задать им вопросы. Эти вопросы формулируются председательствующим и могут быть им отведены как не относящиеся к предъявленному обвинению». Как видно из приведенных правовых норм председательствующий отклоняет недопустимые вопросы только при допросе подсудимого, однако при допросах потерпевших и свидетелей такое право не закреплено, а в суде с участием присяжных заседателей председательствующий отклоняет недопустимые вопросы, заданные только присяжными заседателями и не отклоняет вопросы, заданные, например, прокурором или адвокатом.

Если следовать буквальному толкованию процессуального закона, то недопустимые вопросы отклоняются самим председательствующим и соответствующего ходатайства стороны для этого не требуется. Из анализа ст. 37 УПК РФ, ст. 246 УПК РФ и ст. 47 УПК РФ, ст.

53 УПК РФ, ст. 248 УПК РФ, регулирующих права сторон обвинения и защиты, то о праве заявить ходатайство об отклонении вопроса, заданного оппонентом, вообще ничего не говорится.

УПК РФ достаточно оригинально классифицировал недопустимые вопросы: в обычном суде — это вопросы наводящие и не имеющие отношения к уголовному делу, а в суде присяжных — это вопросы, не относящиеся к предъявленному обвинению. Хотя и абсурдно звучит, но получается, что в суде присяжных наводящие вопросы присяжным задавать не запрещается в отличие от суда в ином составе.

Сложно подобрать какую-либо аргументацию, подкрепляющую такую логику законодателя.

Что касается УПК РСФСР, то в нем согласно ст. 283 УПК при допросе свидетелей устранялись вопросы, не имеющие отношения к делу, а в суде присяжных, согласно ст. 446 УПК, отклонялись вопросы присяжных заседателей, не имеющие отношения к делу, а также наводящие или оскорбительные.

Нетрудно заметить, что в УПК РСФСР наряду с наводящими и не имеющими отношения к уголовному делу, отклонялись и оскорбительные вопросы, чего нет в УПК РФ.

Может быть законодатель не против, чтобы они задавались? Нет в новом процессуальном законе доступного толкования в ст. 5 УПК понятия «наводящий вопрос», «вопрос, не имеющий отношения к уголовному делу», а также «вопрос, не относящийся к предъявленному обвинению», что создает благодатную почву для судебного произвола, недобросовестный председательствующий в силу своего непредсказуемого внутреннего убеждения может посчитать любой вопрос наводящим или не относящимся к уголовному делу.
5 УПК понятия «наводящий вопрос», «вопрос, не имеющий отношения к уголовному делу», а также «вопрос, не относящийся к предъявленному обвинению», что создает благодатную почву для судебного произвола, недобросовестный председательствующий в силу своего непредсказуемого внутреннего убеждения может посчитать любой вопрос наводящим или не относящимся к уголовному делу.

Так случается достаточно часто, когда судья, вопреки закону, находясь в процессуальном альянсе с прокурором, фактически осуществляет уголовное преследование. К примеру, подсудимый обвинялся в совершении изнасилования.

Стороне защиты стало известно, что за последний год потерпевшая дважды обращалась в прокуратуру с заявлениями о совершенных в отношении нее изнасилованиях при обстоятельствах, вызывающих обоснованные сомнения. Впоследствии данные уголовные дела были прекращены за непричастностью обвиняемых в совершении преступления. Сторона защиты, с целью выяснения достоверности показаний потерпевшей, задавала вопросы, связанные с предыдущими фактами расследований, которые косвенно подтверждали доносительский промысел потерпевшей и ложность ее показаний, однако суд невозмутимо данные вопросы отклонил, как не имеющие отношения к предъявленному обвинению, при этом заданные вопросы в протокол не занес, а замечания на протокол в этой части отклонил.

Ходатайства защиты о приобщении к материалам уголовного дела постановлений о прекращении уголовных дел по ее предыдущим заявлениям оставил без удовлетворения по тем же мотивам. Суд был уверен в доказанности вины подсудимого, так как располагал стандартным пакетом доказательств: уличающие показания потерпевшей, косвенные свидетельства лиц, знавших об изнасиловании с ее слов и экспертное заключение о незначительных телесных повреждениях, однако не учел то принципиальное обстоятельство, что в фундаменте этих доказательств находились только показания потерпевшей, достоверность и объективность которых суд проверять не пожелал, отклонив вопросы защиты и считая их не имеющими отношения к делу. Не выяснив мотивов дачи потерпевшей показаний, суд мог вынести неправосудный приговор.

Данный пример наглядно демонстрирует, какие негативные для правосудия последствия могут последовать из-за отсутствия законодательного толкованияпонятия «вопрос, не имеющий отношения к уголовному делу». Не ясно, каким содержанием наполнял законодатель понятия «вопрос, не имеющий отношения к уголовному делу» и «вопрос, не относящийся к предъявленному обвинению».

Совершенно очевидно, что основания для отклонения вопросовпредседательствующим в новом УПК РФ неоправданно сокращены и не охватывают всего многообразия недопустимых вопросов, которые задаются в судах. Не вызывает сомнений тот принципиальный момент, что снятые вопросы, подлежат занесению в протокол судебного заседания хотя бы для того, чтобы вышестоящая судебная инстанция смогла бы проверить правильность действий суда. Однако ст. 259 УПК РФ о протоколе судебного заседания молчит по поводу отклоненных вопросов.

Есть, правда п. 6 ч. 3 ст. 259 УПК РФ, согласно которому в протоколе обязательно указываются заявления, возражения и ходатайства, участвующих в деле лиц и ходатайство об отражении в протоколе суда отклоненного вопроса должно удовлетворяться. Если же такого ходатайства не поступит, то суд, руководствуясь ст.

259 УПК РФ, не станет заносить такой вопрос в протокол. Неудачное правовое регулирование недопустимых вопросов в суде создает массу проблем.

Закон заметно отстает от практической деятельности.

Считаю, что ст.

277 УПК РФ и ст. 278 УПК РФ, регламентирующие порядок допроса потерпевшего и свидетелей в ходе судебного следствия, необходимо дополнить правом стороны ходатайствовать перед председательствующим об отклонении, кроме наводящих следующих вопросов: 1.Заданных в некорректной и оскорбительной форме.

Не ясно, почему УПК РФ не воспроизвел старый процессуальный кодекс, может быть для его составителей настолько очевидна недопустимость оскорбительных вопросов, что об этом не стали указывать вообще.

Однако вряд ли такой подход представляется оправданным, поскольку то, что очевидно для одного правоприменителя, может быть совсем не очевидным для другого. 2.Не имеющих отношения к обстоятельствам, подлежащим доказыванию, предусмотренным ст. 73 УПК РФ. Полагаю, что именно такая формулировка предпочтительнее указанной в законе.

В этом случае сторона может аргументировать обоснованность и допустимость своего вопроса со ссылкой на конкретное обстоятельство, подлежащее доказыванию, применительно к ст.73 УПК РФ.

3.Ранее выясненным в суде. Нередко стороны прибегают к тактике задавания вопросов, ранее выясненных с целью получения иного более благоприятного ответа допрашиваемого.

Неединичны случаи, когда судья после вопросов сторон, начинает задавать вопросы, ранее выясненные прокурором или защитником, но делает это «напористо и наступательно», в результате ответы даются совершенно иные, чем ранее. А когда сторона, заметив противоречия в показаниях свидетеля, пытается их выяснить, то задаваемые вопросы отклоняются председательствующим как им же ранее выясненные.

А когда сторона, заметив противоречия в показаниях свидетеля, пытается их выяснить, то задаваемые вопросы отклоняются председательствующим как им же ранее выясненные.

4.Требующих специальных познаний, которыми очевидно не располагает допрашиваемый. Например, когда свидетелю, инженеру по профессии, задается вопрос:

«Как Вы думаете, могли ли имеющиеся у потерпевшего на лице повреждения образоваться при падении?»

5.В которых осведомленность свидетелей вытекает из незаконно проведенного следственного действия.

Речь идет о случаях, когда, например, протокол обыска признан судом недопустимым доказательством в ходе предварительного слушания, а сторона обвинения пытается выяснить вопросы, связанные с порядком его проведения, у свидетелей-понятых. 6. Связанных с понуждением дачи тех или иных показаний под угрозами. Угрозыначинаются с повторного разъяснения санкции статей УК РФ в случае дачи нежелательных показаний.

Когда прокурор в суде говорит свидетелю:

«Вы видимо забыли, что Вас предупредили об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, Вы, наверное, ищите проблем, я их Вам обеспечу, вы, что хотите сесть и т.д.»

и далее следует вопрос. 7. Основанных на искаженных ответах. К сожалению, об этом не всегда задумываются не только адвокаты, но и прокуроры, которые нередко упражняются перед присяжными заседателями в хитрых уловках, замешанных на неточной, нравственно неопрятной речи.

Рекомендуем прочесть:  Детский дом малютки шушара

Об одной такой уловке рассказывает П.С. Пороховщиков: «Свидетель показал, что подсудимый растратил от восьми до десяти тысяч; обвинитель всегда повторит: было растрачено десять тысяч; защитник всегда скажет: восемь.

Следует отучиться от этого наивного приема, ибо нет сомнения, что судья и присяжные всякий раз мысленно поправят оратора не к его выгоде» (П.Сергеич «Искусство речи на суде», Тула «Автограф», 1999г.) 8. Основанных на предположении допрашиваемого, а также на слухах, когда последний не может назвать источник своей осведомленности.

Получив ответ, что свидетель в период совершения кражи находился в другом городе и никакой информацией о лицах ее совершивших не владеет, сторона пытается выяснить у него вопросы типа»: «А как Вы думаете, мог ли кражу совершить гр-н Н?». Такие вопросы подлежат отклонению, поскольку ответы на них в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ являются недопустимыми доказательствами.

9.Неконкретных. Такие вопросы непонятны для отвечающего и из них не ясно, чего же хочет выяснить их задающий.

Например: «И что же дальше?», «А потом?».

«И куда же Вы его….?». 10. Касающихся адвокатской тайны и тайны исповеди. Вопрос, заданный подсудимому: «Что же Вам посоветовал ваш защитник?» или «Что Вы рассказали своему защитнику?». 11. Основанных на даче стороной правовой оценки тем или иным обстоятельствам. Например, свидетель обвинения показал, что он приобрел имущество, добытое преступным путем.

Например, свидетель обвинения показал, что он приобрел имущество, добытое преступным путем. Сторона обвинения, услышав эти признания, задает вопрос типа: «А вам известно, что Вы тем самым совершили преступление, предусмотренное ст.

174 УК РФ?». Очевидно, что уголовно-правовая оценка действиям лица может быть дана в обвинительном документе, вынесенном в соответствии с процессуальным законом.

12. Связанных с общеизвестными и не требующими доказывания фактами. Классический пример такого рода вопросов приведен П.

Сергеичем «Искусство речи на суде»: «Дело об убийстве. Оглашен протокол вскрытия задушенной женщины; там сказано: «В полости матки вполне доношенный плод» и затем следует описание плода. К допросу приглашается эксперт, врач, производивший вскрытие; товарищ прокурора спрашивает его: «Скажите, пожалуйста, покойная была беременна?».

( Искусство речи на суде. Тула.1999 г.

с. 164) Приведенный перечень недопустимых вопросов может быть, как расширен, так и сокращен, но в любом случае он должен быть шире того, который приведен в УПК. Полагаю, что закон должен предусматривать систему «сдержек и противовесов» и для председательствующих, которые нередко задают наводящие и иные недопустимые вопросы.

Рассмотрим пример из практики одного из судов Ставропольского края в 2001 г.

Н. обвинялся в совершении хулиганства. Потерпевшая в ходе предварительного расследования не давала показаний о том, что обвиняемый высказывал нецензурную брань. В судебном заседании стало очевидным, что квалификация по ч.

2 ст. 213 УК РФ ошибочная и действия Н. содержат состав преступления, предусмотренного ст. 116 УК РФ. Председательствующий, желая сохранить квалификацию прежней, предпринял лихую кавалерийскую атаку на потерпевшую: Председательствующий:

«Выражался ли в отношении вас подсудимый нецензурно?»

Ответ потерпевшей: «Не помню, по-моему, нет».

Вопрос председательствующего:

«Хорошо думайте, ни одно хулиганство не обходится без мата!»

. Защитник: «Ваша честь, возражаю, Вами задан наводящий вопрос».

Председательствующий: «Секретарь, запишите в протокол замечание адвокату за нарушение порядка в судебном заседании, следующее замечание и в ваш адрес будет вынесено частное постановление.

Потерпевшая отвечайте!». Потерпевшая: «Я уже точно не помню». Председательствующий: «Вы что, падали с вертолета без парашюта и все забыли или у Вас амнезия головного мозга?

Скорее вспоминайте, мы тут таких дел тысячи рассмотрели и знаем, что без нецензурной брани не могло обойтись!». Потерпевшая (после мучительных раздумий): «Может и говорил».

Председательствующий: «Вот это другое дело» и далее секретарю: «Запишите в протокол, Н. выражался грубой нецензурной бранью». Думаю, подобный судебный диалог между судьей и участниками уголовного судопроизводства нередко встречается в Российских судах.

Данный пример наглядно иллюстрирует то, что судья может задать наводящий вопрос, и, используя судебно-властный ресурс, добиться ожидаемого ответа, предварительно подавив процессуальную активность стороны.

В связи с этим, немаловажно дополнить закон следующим: «Председательствующий по своей инициативе либо по ходатайству стороны отклоняет недопустимые вопросы, при этом отклоненные вопросы подлежат занесению в протокол судебного заседания.

Если же сам председательствующий задает недопустимые вопросы, то сторона вправе сделать об этом соответствующее возражение на действия председательствующего в соответствии со ст.

243УПК РФ, ч. 3 ст. 259 УПК РФ, ч. 3 п. 6 ст. 13 УПК РФ, подлежащее внесению в протокол судебного заседания».

Общеизвестно, что боксерский поединок осуществляется по определенным правилам, в соответствии с которыми так называемые запрещенные удары не учитываются, а боксеры и их судьи заведомо осведомлены о том, куда можно наносить удары, а куда нельзя. К сожалению, стороны, состязаясь в суде, заранее не знают, какие вопросы, ими задаваемые, будут расценены как приемлемые, а какие из них могут стать недопустимыми по прихоти суда.

К сожалению, стороны, состязаясь в суде, заранее не знают, какие вопросы, ими задаваемые, будут расценены как приемлемые, а какие из них могут стать недопустимыми по прихоти суда. Следуя принятой аналогии необходимо констатировать лучшую урегулированность правил боксерского поединка в сравнении с УПК, регулирующим состязательность сторон в суде. Необходимо признать, что УПК Российской Федерации самоустранился от регулирования правового института недопустимых вопросов, оставив эту важнейшую сферу судебного разбирательства на откуп конкретным судьям, предоставляя им неограниченный волюнтаризм в руководстве судебным заседанием.

Действующие процессуальные нормы в этой части создают препятствия для реализации процессуального принципа состязательности сторон и нуждаются в законодательном совершенствовании. А пока УПК РФ безмолвствует, суды и участники уголовного судопроизводства продолжат беспочвенную дискуссию о недопустимых вопросах, неоправданно усложняя и удлиняя судебное разбирательство.

Похожие вопросы

юрист Радченко Татьяна Викторовна: Вы не можете отказаться от дачи показаний, поскольку свидетель по уголовному делу несет уголовную ответственность за отказ от дачи показаний в соответствии со ст.

юрист Лукашина Елена Александровна: Здравствуйте вы можете написать заявление на имя следователя или дознавателя в общем того кто вас вызывает о том что прибыть не можете в связи с тяжелым материальным положением тогда он направит поручения на то, юрист Колковский Юрий Валерьевич: Доброго вам дня, если вас вызывают в налоговую официально по повестке, то вам нужно аргументированно объяснить им почему вы н можете идти и заявление сдать в канцелярию.

адвокат Лавринов Геннадий Анатольевич: Это как раз тот случай, когда без знакомого адвоката не обойтись.

Вы должны иметь возможность получать информацию от юриста полностью и в любое время. юридическая фирма Коллегия адвокатов «ВАША ВЕРСИЯ»: Вячеслав, если все было именно так, как вы описали, то вашему брату не могут вменить совершение кражи.

Для чего нужен свидетель?

Свидетель — тот человек, которому известны какие-либо обстоятельства по делу.

При этом, свидетель должен знать, откуда получил информацию об этих обстоятельствах, иначе суд не будет принимать во внимание его показания.ВНИМАНИЕ!

Такие показания, как: «Я по его взгляду все поняла», «Он выглядел, как непорядочный человек», «В детстве он вел себя как хулиган» — не нужны! Они оценочные и недостоверные, в суде нужно говорить только объективную информацию.

Легким движением свидетель превращается… в обвиняемого

Легким движением свидетель превращается… — в обвиняемого!Есть у следствия такой «фокус» — вызвать человека на допрос в качестве свидетеля и в ходе допроса и превратить его в обвиняемого.Зачем допрашивать в качестве свидетеля- смысл такого первоначального допроса заключается в том, что у свидетеля гораздо меньше прав чем у обвиняемого. Или, если выразиться более правильно, права у свидетеля как бы скрыты, неочевидны, а его обязанности очевидны и даже специально подчеркиваются.Допрос в качестве обвиняемого:- во-первых: обвиняемый имеет право отказаться от дачи показаний, у него подчеркнуто выясняется, спрашивается перед началом допроса спрашивается, согласен ли он давать показания ().

Отказ от дачи показаний не влечет для обвиняемого никаких последствий.- во-вторых: обвиняемый не несет абсолютно никакой ответственности за ложь.Допрос в качестве свидетеля:- процедура допроса в статусе свидетеля отличается от процедуры допроса обвиняемого, в чем особенности:- во-первых: в отличие от обвиняемого, свидетель не вправе отказаться от дачи показаний ().

Отказ свидетеля от дачи показаний влечет уголовную ответственность по статье .- нюанс: кажется, что свидетель имеет точно такое же право отказаться от дачи показаний () ? Но тут имеется одно существенное отличие: обвиняемый может отказаться абсолютно от любых показаний, а вот свидетель может отказаться от дачи показаний только в отношении себя.- свидетеля перед допросом обязательно предупреждают об уголовной ответственности ().

Но тут имеется одно существенное отличие: обвиняемый может отказаться абсолютно от любых показаний, а вот свидетель может отказаться от дачи показаний только в отношении себя.- свидетеля перед допросом обязательно предупреждают об уголовной ответственности ().

Это предупреждение делается именно письменно, и создает соответствующую психологическую атмосферу.- во-вторых: свидетель не имеет права на ложь и дача ложных показаний влечет уголовную ответственность по статье .Как проворачивается этот «фокус»I).

Вызывается на допрос как свидетель- потенциальный обвиняемый, процессуально таковым еще не признанный, вызывается на допрос в качестве .- по окончании допроса составляется протокол и доказательство готово. II). Внезапно предъявляется обвинение- а по окончании допроса и подписания протокола допроса свидетеля, следователем из-под стола вынимается о привлечении беспечного «свидетеля» в качестве обвиняемого;- после чего производит .- и на этом допросе подозреваемого следователь вполне обоснованно говорит «ну вот же, вы же говорили, вот все записано и вами подписано».Сила такого «фокуса» больше психологическая, чем юридическая- в том случае, если показания (хоть в статусе свидетеля, хоть в статусе обвиняемого) были даны без участия адвоката, то в последующем от них можно легко отказаться.- такие показания — признаются недопустимым доказательством и использоваться в обвинении ().- поэтому следователь, чтобы закрепить это доказательство, обеспечивает участие адвоката.III). Приглашается адвокат- поскольку свидетель пришел без своего адвоката, то у следователя на подхвате есть , которого он с готовностью и предлагает.

Подробнее об этом механизме можно прочитать здесь: с помощью адвоката, чтобы исключить последующий отказ от нихПротиводействие- воспрепятствовать участию такого защитника-оформителя очень просто, мы разъясняем эту процедуру здесь: , как он правильно оформляется.IV).

Что предпринять при внезапном превращении в обвиняемого- свидетель имеет полное право также вправе не свидетельствовать против себя и своих близких. Запомните три правовых нормы: Конституции свидетельский иммунитет право свидетеля — отказаться свидетельствовать на себя нет ответственности за отказ свидетельствовать против себя- не обязательно упоминать все три нормы. Не давая прямого отказа от дачи показаний на вопросы следователя можно говорить, что считаете некоторые его вопросы направленными непосредственно против Вас и пользуетесь ст.

Конституции.Ранее мы писали про допрос недопустимыми способами — и про то, как проверяются судом показания, полученные таким способом — .

Определение Конституционного Суда РФ от 23.06.2016 N 1346-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Михайленко Александра Спартаковича на нарушение его конституционных прав частью второй статьи 56 и частью шестой статьи 190 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИОПРЕДЕЛЕНИЕот 23 июня 2016 г.

N 1346-ООБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНАМИХАЙЛЕНКО АЛЕКСАНДРА СПАРТАКОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГОКОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧАСТЬЮ ВТОРОЙ СТАТЬИ 56 И ЧАСТЬЮШЕСТОЙ СТАТЬИ 190 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСАРОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИКонституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.

Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М.

Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А.

Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, С.П. Маврина, Н.В.

Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С.

Хохряковой,рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина А.С.

Михайленко к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,установил:1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.С.

Михайленко просит признать не соответствующими , , и Конституции Российской Федерации «Свидетель» и «Протокол допроса» УПК Российской Федерации.Из жалобы и представленных материалов следует, что А.С. Михайленко в присутствии адвоката был допрошен к качестве свидетеля, в его квартире с участием адвоката был проведен обыск.

После этого А.С. Михайленко заключил соглашение с другим адвокатом, который обратился к следователю с ходатайством предоставить для ознакомления и копирования протоколы следственных действий, проведенных с участием заявителя. В удовлетворении ходатайства было отказано, с чем согласились суды, рассмотревшие соответствующие жалобы адвоката.По утверждению заявителя, оспариваемые им нормы препятствуют свидетелю и его адвокату в повторном ознакомлении и снятии копий с протокола допроса свидетеля, что не позволяет выявить, были ли нарушены права свидетеля во время допроса, тем самым нарушая его конституционные права на ознакомление с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, получение квалифицированной юридической помощи и обжалование действий и решений должностных лиц.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.Согласно УПК Российской Федерации вызов и допрос свидетелей осуществляются в порядке, установленном — данного Кодекса.

УПК Российской Федерации, закрепляющая правила составления протокола допроса свидетеля, устанавливает, что по окончании допроса протокол предъявляется допрашиваемому лицу для прочтения либо по его просьбе оглашается следователем, о чем в протоколе делается соответствующая запись; ходатайство допрашиваемого о дополнении и об уточнении протокола подлежит обязательному удовлетворению ; в протоколе указываются все лица, участвовавшие в допросе; каждый из них должен подписать протокол, а также все сделанные к нему дополнения и уточнения ; факт ознакомления с показаниями и правильность их записи допрашиваемое лицо удостоверяет своей подписью в конце протокола; допрашиваемое лицо подписывает также каждую страницу протокола .Данные нормы, обеспечивая право свидетеля на ознакомление с записью его показаний в протоколе и на их уточнение, вместе с тем не предусматривают специальной процедуры вручения копии протокола допроса и последующего ознакомления с ним, а равно и с другими материалами уголовного дела свидетеля — лица, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, которое вызвано для дачи показаний ( УПК Российской Федерации) и которое не является стороной в уголовном деле, а относится к иным участникам уголовного процесса ( того же Кодекса) (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 24 марта 2015 года N 534-О).Вместе с тем свидетель наделен правом приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, прокурора и суда ( УПК Российской Федерации), в том числе на нарушающие права и законные интересы свидетеля действия следователя при его допросе. Соответственно, при обжаловании таких действий свидетель и оказывающий ему юридическую помощь адвокат не могут быть лишены возможности ознакомления с протоколами, фиксирующими обжалуемые действия.

Таким образом, оспариваемая заявителем норма не может расцениваться как нарушающая его права в обозначенном им аспекте.Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерацииопределил:1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Михайленко Александра Спартаковича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.2.

Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.ПредседательКонституционного СудаРоссийской ФедерацииВ.Д.ЗОРЬКИН——————————————————————

Взгляд российских юристов

Допрос в суде, у следователя или в других органах – это стресс почти для каждого, особенно в уголовном деле, где свидетеля подчас могут перевести в статус обвиняемого. Человек, который очень волнуется, может что-то забыть или ответить неправильно, впасть в ступор или просто запутаться, а значит, им легче манипулировать, предостерегает Артем Раевский из АБ Деловой фарватер Федеральный рейтинг II группа Уголовное право и процесс III группа Налоговое право и налоговые споры 17 место По размеру выручки на юриста 21 место По размеру выручки 25-26 место По количеству юристов × . Он перечислил несколько популярных приёмов.

По словам адвоката, тот, кто задает вопросы, может:

  1. дезинформировать (например, бравировать своей осведомленностью о каких-то обстоятельствах);
  2. злоупотреблять незнанием собеседника (например, если человек отказался свидетельствовать против себя и близких, то следователи могут угрожать ответственностью за отказ от дачи показаний и утверждать, что их не могут использовать против него и его родственников).
  3. провоцировать;

Российские адвокаты сформулировали правила поведения на уголовном, налоговом и других допросах, а также дали советы коллегам, которые готовят свидетелей.

Кто не может быть свидетелем

В законе (статья 69 ГПК РФ) установлены строгие ограничения в отношении лиц, не имеющих права давать свидетельские показания в суде.К таким лицам отнесены защитники и представители — в отношении сведений, ставших им известными в связи с исполнением этих полномочий; судьи — по вопросам, обсуждавшимся в совещательной комнате; священнослужители — о содержании исповеди.Кроме того, некоторые лица вправе отказаться от свидетельских показаний. Это близкие родственники лиц, участвующих в деле.

А также, депутаты и уполномоченные по правам человека — о сведениях, ставших известными в ходе выполнения своих полномочий.

Кто не может быть вызван в качестве свидетеля

Согласно действующему законодательству, не все граждане могут быть приглашены для дачи показаний в качестве свидетеля.В гражданском процессе список лиц, которые не могут являться свидетелями, оговорен в ГПК РФ.ГПК РФ.

Статья 69. Свидетельские показания.3. Не подлежат допросу в качестве свидетелей:1) представители по гражданскому или административному делу, или защитники по уголовному делу, делу об административном правонарушении, или медиаторы – об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей представителя, защитника или медиатора;2) судьи, присяжные или арбитражные заседатели – о вопросах, возникавших в совещательной комнате в связи с обсуждением обстоятельств дела при вынесении решения суда или приговора;3) священнослужители религиозных организаций, прошедших государственную регистрацию, – об обстоятельствах, которые стали им известны из исповеди;4) арбитр (третейский судья) – об обстоятельствах, ставших ему известными в ходе арбитража (третейского разбирательства).В уголовном процессе список лиц, которые не могут быть вызваны в качестве свидетелей, оговорен в УПК РФ.УПК РФ. Статья 56. Свидетель.3. Не подлежат допросу в качестве свидетелей:1) судья, присяжный заседатель – об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу;2) адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого – об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием, за исключением случаев, если о допросе в качестве свидетеля ходатайствует адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого с согласия и в интересах подозреваемого, обвиняемого;3) адвокат – об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи, за исключением случаев, если о допросе в качестве свидетеля ходатайствует адвокат с согласия лица, которому он оказывал юридическую помощь;4) священнослужитель – об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди;5) член Совета Федерации, депутат Государственной думы без их согласия – об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий;6) должностное лицо налогового органа – об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с предоставленными сведениями, содержащимися в специальной декларации, представленной в соответствии с федеральным законом «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», и (или) прилагаемых к ней документах и (или) сведениях;7) арбитр (третейский судья) – об обстоятельствах, ставших ему известными в ходе арбитража (третейского разбирательства).Все остальные лица могут быть вызваны для участия в гражданском или уголовном процессе в качестве свидетелей.

Повторный допрос

Бывают ситуации, когда свидетель по уголовному делу хочет дополнить свои показания уже после подписания протокола первого допроса.

В таком случае вносить изменения и дополнения в его текст нельзя.

Но можно попросить о проведении повторного допроса. В новом протоколе свидетель сможет изложить все дополнительные обстоятельства по делу.