Сколько надо собрать подписей чтобы упечь в психушку


Сколько надо собрать подписей чтобы упечь в психушку

Как упрятать соседку в психушку Знакомая спросила. У кого был опыт)) ) Это реально вообще?


Статья 97 УК РФ Основания применения принудительных мер медицинского характера1. Принудительные меры медицинского характера могут быть назначены судом лицам:а) совершившим деяния, предусмотренные статьями Особенной части настоящего Кодекса, в состоянии невменяемости;б) у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания;в) совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, -2.

Лицам, указанным в части первой настоящей статьи, принудительные меры медицинского характера назначаются только в случаях, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц.3. Порядок исполнения принудительных мер медицинского характера определяется уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации и иными федеральными законами.4.

В отношении лиц, указанных в части первой настоящей статьи и не представляющих опасности по своему психическому состоянию, суд может передать необходимые материалы органам здравоохранения для решения вопроса о лечении этих лиц или направлении их в психоневрологические учреждения социального обеспечения в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о здравоохранении.Статья 98. Цели применения принудительных мер медицинского характераЦелями применения принудительных мер медицинского характера являются излечение лиц, указанных в части первой статьи 97 настоящего Кодекса, или улучшение их психического состояния, а также предупреждение совершения ими новых деяний, предусмотренных статьями Особенной части настоящего Кодекса.Статья 99.

Виды принудительных мер медицинского характера1.

Суд может назначить следующие виды принудительных мер медицинского характера:а) амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра;б) принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа;в) принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа;г) принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Принудительная госпитализация

В случае признания госпитализации обоснованной представитель медицинской организации подает в суд заявление о госпитализации лица в психиатрический стационар, в недобровольном порядке. К заявлению прилагается мотивированное заключение комиссии врачей-психиатров о необходимости дальнейшего пребывания лица в стационаре. Заявление и заключение комиссии врачей-психиатров должны быть направлены в суд по месту нахождения медицинской организации в течение 24 часов после признания госпитализации обоснованной.

Справочно.Срок в 24 часа для подачи заявления медицинским работником не должен выходить за пределы 48 часов, предоставленных для госпитализации гражданина в стационар до санкции судьи (Определения Конституционного Суда РФ от 05.03.2009 N 544-О-П). Судья рассматривает заявление о госпитализации лица в течение пяти дней с момента его принятия с участием прокурора, представителя медицинской организации, ходатайствующего о госпитализации, и представителя гражданина, в отношении которого решается вопрос о госпитализации.

По результатам рассмотрения заявления судья выносит решение, которым удовлетворяет или отклоняет ходатайство психиатрического стационара о госпитализации. Решение судьи об удовлетворении заявления является основанием для госпитализации и дальнейшего содержания лица в психиатрическом стационаре. Решение суда может быть обжаловано в течение 10 дней с момента его вынесения.

Решение суда может быть обжаловано в течение 10 дней с момента его вынесения. Основания для принудительной госпитализации лица в стационар без его согласия Если по результатам обследования лицо будет признан страдающим психическим расстройством, его госпитализируют в психиатрическую поликлинику.

Основаниями для принудительной госпитализации в медицинскую организацию являются:

  1. наличие у лица психического расстройства и решение врача-психиатра о проведении психиатрического обследования или лечения в стационарных условиях либо
  2. постановление судьи.

Лицо может быть госпитализировано в психиатрическую лечебницу без его согласия до постановления судьи, если его психиатрическое обследование или лечение возможно только в стационарных условиях, а психическое расстройство является тяжелым и обусловливает:

  1. его беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности;
  2. существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.
  3. его непосредственную опасность для себя или окружающих;

Психиатр ради детей

«Утром в день госпитализации пришла в ресторан “Арагви” к знакомому — директору ресторана. С его слов, вела себя “крайне возбужденно и нелепо”: била посуду в зале, кричала, то смеялась, то плакала, набрасывалась на посетителей, забилась в угол зала, схватила нож, угрожала директору» — этот акт психиатрического освидетельствования Анны Астаниной был составлен 4 декабря 2008 года врачами психиатрической больницы № 6 Санкт-Петербурга.

Заявление, составленное со слов окружающих, вроде бы недвусмысленно показывает: человек явно опасен.

Но через две недели Анну отпустили, так и не указав в выписке ни диагноза, ни причины столь странного поведения. А на вопросы близких врачи ответили просто: «Астанина больше не нуждается в лечении».

— А вы не допускаете, что здесь была какая-то заинтересованность самого директора ресторана?

— спрашиваю я Анну. Психиатрическая клиническая больница им. П. Б. Ганнушкина Фото: Александра Краснова/ИТАР-ТАСС — Может быть. Только на следующее утро после госпитализации в суд пришел мой бывший муж с няней и дал показания, что я болею уже восемь лет. А моим друзьям и родственникам, которые меня в ужасе разыскивали, ничего не сказал, где я и что, — отвечает она.
А моим друзьям и родственникам, которые меня в ужасе разыскивали, ничего не сказал, где я и что, — отвечает она.

По словам Анны, она тогда «делила» детей с бывшим супругом, крупным банкиром, на тот момент заместителем правления Внешторгбанка. У них в семье двое детей — сын Федор (тогда ему было 11 лет) и дочь Мария (4 года).

Эта история тоже прогремела на всю страну, но поскольку противоположная сторона от комментариев уклоняется, трудно судить, кто в ней пострадавший.

В 2006 году супруги разошлись. Сын остался с отцом, дочь — с матерью. Бывшие друзья семьи рассказывали, что муж Анны, Вадим Левин, сразу после развода заявил: детей он заберет, а с женой общаться не в силах, так как перенес тяжелую операцию и это общение повредит его здоровью.

Посредником между экс-супругами стал Шота Ботерашвили, учредитель компании «ВТБ-Девелопмент» и бывший директор ресторана «Арагви» — с тех пор он побывал в розыскных списках Интерпола и стать фигурантом одного из расследований Алексея Навального. 4 декабря 2008 года — в тот день, когда был составлен акт психиатрического освидетельствования, — Шота должен был передать Астаниной некую сумму денег на содержание Маши.

Анна приехала за ними из Москвы в Питер. — Ресторан был закрыт. Сотрудники на меня напали, насильно поили водкой, загрузили в «скорую» и отправили в больницу.

Причем в сопроводительной документации указано, что у меня были синяки на шее, на руках. Но это никого не интересовало категорически, — рассказывает она. В начале 2009 года, сразу же после истории с больницей, Вадим Левин подал в суд исковое заявление об определении места жительства для детей с ним.

Основной аргумент:

«Мы ей не даем сейчас видеться с детьми, потому что она неадекватна»

. Суд тогда постановил: дети остаются с отцом, а мать может их видеть раз в две недели в выходные дни и месяц летом во время отпуска.

Сейчас Вадим Левин живет в Лондоне, и это осложняет для матери встречи с детьми.

— Это решение никак не выполнить, мы даже в службу судебных приставов обращались. Я в итоге вижу детей примерно раз в полгода всего по несколько часов, когда удается договориться.

Летом они всегда в разъездах, то во Франции, то в Швейцарии, — говорит Анна все жестче и обиженнее.

Недобровольная госпитализация

Показанием к госпитализации лица в психиатрический стационар является наличие у него тяжелого психического расстройства, которое может быть купировано только в условиях стационара и которое обусловливает:

  1. непосредственную опасность для себя или окружающих
  2. существенный вред здоровью лица, если оно будет оставлено без психиатрической помощи.
  3. беспомощность, т.е. неспособность удовлетворять основные жизненные потребности

осуществляется, как правило, сотрудниками бригад скорой психиатрической помощи, иногда в присутствии сотрудников полиции.

Как положить человека в психбольницу

19 мая 2014 Автор КакПросто!

Прошли те времена, когда помещение в психиатрическую клинику было средством расправы с неугодными властям людьми, но предвзятое отношение к таким медицинским учреждениям в обществе сохраняется.

На тех, кто желает поместить близкого человека в психиатрическую клинику, нередко смотрят как на извергов, особенно если речь идет о родителях. Между тем при некоторых психических расстройствах помещение в клинику – мера не только вынужденная, но и необходимая для самого больного. Статьи по теме:

Вопрос «как удалить мозоль на пальцах ног ?» — 3 ответа Госпитализация в психиатрическую клинику и ее условия различаются в зависимости от того, идет ли речь об острой или хронической стадии заболевания.Хроническая стадия длится неделями и месяцами.

Это может быть слабоумие, хроническое бредовое расстройство, депрессия.

Если больной не предпринимает никаких действий, которые были бы опасны для него самого или для окружающих, вопрос о госпитализации ставят только по социальным показаниям: человек беспомощен, у него нет близких, которые могли бы о нем позаботиться.Главное, что необходимо для госпитализации в этом случае – направление от врача-психиатра. Никакой другой врач такого направления дать не может. При наличии острой стадии психической болезни госпитализировать можно и без направления.

Родственники больного могут вызвать «скорую помощь» или привезти человека в клинику самостоятельно.

Это должна быть клиника, к которой человек относится по месту регистрации, указанному в паспорте, и паспорт больного необходимо предъявить.Вопреки распространенному заблуждению, психически больные люди не всегда противятся госпитализации.

Даже если человек неадекватно воспринимает реальность, он может признавать, что ему плохо. Правда такой больной не признает, что плохо ему из-за болезни – все дело в преследующих его спецслужбах, космических лучах и т.п. – но согласиться на госпитализацию он может. «Я устал от всего этого», – обычно говорят пациенты.
«Я устал от всего этого», – обычно говорят пациенты.

Психиатрам известны случаи, когда пациенты при обострениях сами обращались с просьбой госпитализировать их.

Эти люди помнили, что во время предыдущего обострения им стало легче после курса лечения в больнице.В любом случае, даже если больного привезла в клинику бригада «скорой помощи», врачи обязаны выяснить, согласен он на госпитализацию или нет. Если пациент согласия не дает, при определенных обстоятельствах его могут госпитализировать принудительно.Госпитализация без согласия больного возможна, если поведение его непосредственно представляет опасность для него самого или для окружающих. Симптомы острого расстройства должны быть выявлены врачом приемного отделения при осмотре.

Если на момент осмотра подобных симптомов не выявлено, то для принудительного помещения человека в клинику потребуется его психиатрическое освидетельствование и решение суда.Поводом для отказа в госпитализации является наличие у пациента соматического заболевания или травмы: воспаление легких, расстройство пищеварения, перелом и т.д.

Совет полезен? Да Нет Статьи медицинского характера на Сайте предоставляются исключительно в качестве справочных материалов и не считаются достаточной консультацией, диагностикой или назначенным врачом методом лечения. Контент Сайта не заменяет профессиональную медицинскую консультацию, осмотр врача, диагностику или лечение. Информация на Сайте не предназначена для самостоятельной постановки диагноза, назначения медикаментозного или иного лечения.

При любых обстоятельствах Администрация или авторы указанных материалов не несут ответственности за любые убытки, возникшие у Пользователей в результате использования таких материалов. Похожие советы

Показать еще

Как быть, если специалиста нет?

Оформить документ, выступающий основанием для направления пациента на лечение в психдиспансер, могут только специалисты определенного профиля:

  1. врач, работающий в психиатрическом отделении или в психоневрологическом диспансере;
  2. врач-психиатр бригады скорой псих.помощи;
  3. практикующий частный специалист в психиатрии.

Если врача найти не получается, а действия гражданина, страдающего психическими расстройствами, представляют угрозу, то необходимо вызвать специалиста на дом либо связаться с полицией. Представители силовой структуры вправе задержать гражданина, а потом уже вызвать специалиста и отправить гражданина на освидетельствование.

На основании свидетельства уже можно будет вынести решение о необходимости принудительного решения либо отказаться от такового.

При каких условиях человека могут положить в психиатрическую больницу и удерживать там?

Только по решению суда.

Сначала комиссия, состоящая из трёх врачей-психиатров, решает, представляет ли пациент в силу имеющегося у него психического расстройства, опасность для самого и окружающих его людей; существуют и другие основания, главными являются эти два. Только после этого человек госпитализируется.

Это очень серьезная правовая процедура. Критерии госпитализации очень просты: опасность для окружающих или, например, состоянии деменции с беспомощностью. Еще один критерий — вероятное ухудшение состояния больного в случае неоказания ему психиатрической помощи.Во всем мире идет эволюция подходов к оказанию психиатрической помощи.

У нас сейчас большинство пациентов находится на амбулаторном лечении, тогда как в 50-60 годы основная психиатрическая помощь была стационарной.

Например, раньше в психиатрических клиниках было много больных с депрессией, а сейчас их почти нет – они лечатся преимущественно амбулаторно.

В первой половине XX века люди с шизофренией лежали по шесть месяцев и больше, а сейчас — около 1,5-2 месяцев.

Меры, которые принимает московская и российская психиатрия, направлены на сокращение пребывания больных в стационарах.

Это выгодно не только с экономической точки зрения, но в первую очередь с социальной.

Чем меньше человек будет находиться в изоляции, тем лучше он будет адаптирован в обществе. Сегодня российская психиатрия, наоборот, направлена на максимальную социальную адаптацию и реабилитацию психически нездоровых людей.

Мы делаем все, чтобы сократить длительность пребывания в больничных условий. Психическая болезнь наносит самый тяжелый ущерб по сравнению с другими заболеваниями. Она не позволяет адекватно оценивать окружающую действительность.

Но сегодня, благодаря развитию фармацевтики, можно снизить количество людей в психиатрических клиниках в разы! Эти лекарства теперь доступны во всем мире — в США, России, Англии. В начале XX столетия человек с шизофренией не мог бы нормально жить и работать, а теперь он может быть вашим коллегой – и вы никогда об этом не узнаете!
В начале XX столетия человек с шизофренией не мог бы нормально жить и работать, а теперь он может быть вашим коллегой – и вы никогда об этом не узнаете! У них бывают обострения, но их можно купировать за три недели.

Взял больничный лист, прошел курс лечения – и все. Тем более, что современное законодательство защищает пациентов от озвучиваниях своих психиатрических проблем.

Обязательно должно быть:

  1. решение врача-психиатра – в случае, когда лицо ввиду тяжелого психического расстройства представляет непосредственную опасность для самого себя и людей, которые окружают его;
  2. альтернатива – судебное решение, при вынесении которого судья руководствовался заявлением врача-психиатра о тяжелом психическом расстройстве больного, которое может привести к беспомощности либо причинить существенный вред здоровью последнего, если тому не будет оказана своевременная психиатрическая помощь в условиях стационара.

В случае с добровольной госпитализацией пациенту достаточно самостоятельно обратиться с жалобами, связанными с ухудшением его психического состояния, просьбой относительно психиатрического освидетельствования и, соответственно, госпитализации.

Обратиться он может как приемное отделение психиатрической больницы, так и психоневрологический диспансер по месту жительства.

Недобровольное (принудительное) помещение человека в стационар предполагает получение направления врача-психиатра, подтверждающего основания для такого помещения.

Порядок действий

Если ситуация позволяет, лучше записать как можно больше примеров странного поведения, сходить в областную психбольницу и проконсультироваться с профильным врачом.

Рассказать ему о жалобах на неадекватное поведение и обсудить с ним симптомы, при этом самого больного в этот раз брать не нужно.

Иногда довольно трудно определить, на какие именно отклонения обращать внимание как на предвестники серьезных .

Есть несколько основных симптомов:

  1. исключительно нелепое поведение;
  2. угрозы, возможно, связанные с потерей пациентом бутылок со спиртным.
  3. нарушение речи, бессвязный бред после приема алкоголя;

Если специалист согласится, что вмешательство необходимо. Будет собрана специальная комиссия из квалифицированных психиатров которая примет решение на госпитализацию.

При разговоре с врачом, стоит акцентировать внимание именно на личных угрозах, если таковые присутствуют.

После этого, если специалист согласится, что вмешательство действительно необходимо, он предложит составить заявление на имя главврача.

Когда документ будет составлен, специальная комиссия из квалифицированных психиатров обсудит ситуацию и примет решение, удовлетворять ли запрос на выезд врачей и дальнейшую госпитализацию.

Выводы

Если пьющий человек отказывается принимать свою проблему и не соглашается на добровольное лечение, то близкие люди имеют право отправить его на реабилитацию принудительно при соблюдении нескольких условий.

Для этого необходимо вызвать бригаду скорой помощи или полицию и зафиксировать неадекватное или опасное поведение человека.

Больного можно направить лечиться в специальный наркологический центр или психиатрическую клинику, где будут восстанавливать его психическое состояние. ВконтактеFacebookTwitterGoogle+

Как положить в психиатрическую больницу человека который дома жжет на камне в своей комнате туалетную бумагу, кидается овощами из окна но скорая ехать не хочет?

Я задавал данный вопрос, и вот мое подробное описание всей ситуации и что из нее вышло на данный момент.

Может быть полезно тем, кто в похожих обстоятельствах и не знает, что делать. (Поведение сотрудников служб и всех участников описываю по возможности сухо, без личностных оценок, хронологически. Имен в силу причин не привожу.)Началось все позавчера.18.06.2016 Человек, чье душевное состояние вызывает беспокойство стал поджигать дома на кирпиче обрывки туалетной бумаги.

Имен в силу причин не привожу.)Началось все позавчера.18.06.2016 Человек, чье душевное состояние вызывает беспокойство стал поджигать дома на кирпиче обрывки туалетной бумаги. При попытке убедить прекратить это занятие и отдать кирпич, отказался, вместо это выбросил кочан капусты из своей комнаты в форточку, со словами «ты просил выбросить, я выбросил».

Кирпич пришлось изъять, спички и другие предметы изымать бессмысленно, т.к. в комнате у него непроходимый бардак до потолка, где могут быть любые тайники с чем угодно, плюс человек беспрепятственно ходит в магазин.

Вызвать скорую не смог, так как на свой страх и риск уезжал на работу (работаю в проектном ненормированном режиме).

Человеку, о котором идет речь, сейчас около 70 лет. Наблюдается в ПНД, лежал в больнице 2 года назад (принудительно), и имеет огромный арсенал приемов и ужимок против врачей, санитаров, так что прячет он вещи и не принимает лекарства профессионально, заставить его это сделать, не применяя силу — невозможно, что доказано более чем 20 летним опытом сожития с другими людьми, которые также пытались.

Точную формулировку диагноза не помню, осталось в памяти что-то вроде «сосудистая деменция». Активно и регулярно бредит, строит дома сооружения из ветоши, носит причудливую одежду из обносков, в комнате складирует мусор в пакетах, на них и живет, периодически расставляет банки/бутылки/пластиковые лотки из-под продуктов с неопределенной жидкостью, которая закисает и пахнет, в сезон обострений может удобрить горшок с растением в своей комнате или на балконе своими фекалиями. Зловонный запах не доставляет ему дискомфорта, может жарить тухлое мясо или рыбу.

Прямой родственник, по закону обязанный осуществлять уход за больным по месту прописки не живет и ни в квартирном вопросе, ни в уходе не участвует, кроме того сам является инвалидом, и связи с ним на данный момент нет.19.06.2016 Вызываю скорую, с примерным содержанием слов

«опасаюсь выходить из дома, может быть пожар в мое отсутствие, состояние человека нестабильное, кидается из окна вещами и представляет опасность, наблюдается в ПНД и лежал в больнице»

.

Скорая соединяет с психиатрической скорой, та в свою очередь с неким врачом-психиатром:

«Раз сейчас не кидается, а только вчера, значит мы ничего сделать не можем»

.

Я настаиваю на опасности для себя. Врач просит дать трубку больному. Слышу ответ больного: «мне помощь не нужна, это ему нужна помощь».

Врач отвечает: «судя по всему у вас конфликт?». Я переспрашиваю:

«Не понимаю вопрос, он не хочет лечиться, но представляет опасность, о чем вы сейчас спрашиваете меня?»

, врач более интенсивно повышает тон: «Я не спрашиваю, я констатирую.

У вас конфликт, звоните в полицию».С такого ответа врача констатирую, что у нас конфликт, потому что больной кидается из окна, жжет дома вещи и не желает лечиться, а я считаю что лечить нужно, и в этом и есть наше разногласие.

Ни с кем не спорю, вызываю полицию.

Полиция приезжает после слов

«представляет опасность, состояние не стабильное, скорая сказала звонить вам, но я боюсь за здоровье и сохранность людей и имущества»

. Приезжает наряд, спрашивают «чего вызывали?».

Объясняю. Проходят в комнату к больному. Беседуют. В разговоре с полицией человек не отрицает, что кидался вещами, говорит, что жег чтобы отпугнуть мух, при попытке уточнить мотивы поступка часто сбивался с темы на тему: «мух столько налетело, вы видели? Нет, вы видели я вас спрашиваю?

А что еще делать если меня выселить хотят? А кочан капусты в окно это для голодающих. Не знаю каких голодающих, которые мне спать не дают ночами».

Полиция пытается убедить проехать в отделение. Больной меняет тему, увиливает, задает неожиданные провокационные вопросы всем вокруг, отрицает необходимость куда-то ехать.

Убеждение длится около 20 минут, безуспешно. В итоге полицейские просят уже меня спуститься с ними к машине.

Говорят, что пусть тут участковый разбирается.

Человек явно не в себе. Мимо как раз проходил участковый с обходом, и наряд его замечает и просят подойти.

Участковый подходит. Они беседуют.

Я пишу заявление на человека, где описываю ситуацию. Сотрудники в разговоре друг с другом дают понять, что смысла особо писать что-то нет, это не их дело.

Вызывать скорую не стали, мол, никому не угрожает, с виду ситуация здесь спокойная. Участковый объясняет, что по закону за больным уход должен быть, что пока больной на людей не бросается, это не дело полиции.

Предложил зафиксировать его поведение на видео, сказал, что если соседи вызовут полицию – то будет уже другое дело.

Я взял визитку, разошлись. 20.06.2016 С утра поведение больного вызывает подозрения.

Включаю камеру на телефоне по совету участкового, как раз чтобы зафиксировать, как больной с ножом кухонным в руках выходит из квартиры, хлопнув дверью и не закрыв. На вопрос «зачем тебе нож в руке?» отвечает «у меня было отравление сыром в магазине в прошлый раз, ага.

Закрой дверь за мной» и хлопает дверью. Звоню участковому, спрашиваю, что мне делать с видеозаписью такого содержания.

Он отвечает «ну по улицам много людей с ножами ходят, это недостаточное основание для задержания. А что касается состояния больного, то это врачей интересует». Звоню в скорую. Прошу соединить с психиатрической скорой.

Рассказываю, что боюсь за состояние больного, что вчера звонил, что была полиция, что человек покинул дом с ножом в руках и не смог объяснить зачем он ему, что заснял это на видео по совету участкового. На этот раз психиатр не просит дать трубку больному, разговариваю теперь только с оператором.

Слышу ответ: «дома сейчас его нет, правильно вас понимаю? Ну а куда мы поедем, это в полицию. Ну или звоните нам, когда вернется».Возвращается больной через два часа.

Снимаю на камеру. Роняет вещи, пинает их ногой по коридору.

Прекращаю запись, иду звонить в скорую снова. Соединяют с кем нужно (опять повторяю информацию по адресу ФИО больного и ПНД, снова рассказываю историю), говорю: приезжайте! Отвечают, что если вернулся человек и никого не убил, не грозится ничего сделать, то скорая ему не нужна.

Отвечаю, что я уже десять раз слышал эту историю, меня уже отправляли в полицию, полиция приезжала и полиция говорит это не их зона ответственности, с ножами половина Москвы, мол, по улице гуляет.

Мне скорая отвечает: «Прекратите свой монолог и послушайте! Человек представляет угрозу, он социально опасен, это их ответственность!

С кем вы общались, с участковым?

Прямо полицию звоните, они обязаны отреагировать! Вот если бы ваш человек на учете состоял.». Прерываю: «Так он и состоит!».

Далее спрашивает у меня подробности где состоит на учете, где лежал больной (снова). Скорая отвечает: ждите наряд скорой помощи. Попытается выйти — остановите.

Если боитесь — не препятствуйте, но в таком случае если покинет квартиру обязательно сообщите нам».Приезжает скорая.

Проходят к больному (повторно объяснять ничего не пришлось).

Беседуют с ним. Один врач остается с больным, второй предлагает пройти в другую комнату, спрашивает, что я хотел показать. Показываю видео. Врач начинает заполнять бумаги, и дальше у нас происходит разговор, в ходе которого мне объясняют ситуацию со всех сторон. Для начала:1) Забирать больного не будут, так как действует директива, по которой всех пациентов если есть возможность оставить дома, нужно оставлять, иначе врачи имеют последствия «сверху».

А в эту конкретную секунду (несмотря на видео) больной никому угрозы не представляет.2) Все что могут сделать – дать человеку лекарство.Попросили рюмку воды.

Накапали лекарство от симптомов и еще Корвалол, чтобы отбить запах первого лекарства.

Мне поручили дать выпить это больному. Я сказал, что заставить пить его что-либо нереально. Сказали попробовать. В итоге мне помог врач, убеждал он в виде ультиматума: либо пьете, либо едете сейчас с нами.

Больной выпил из чайной ложечки из рюмки, и снова начал уклоняться от разговора. Спустя десять минут давления с двух сторон выпил в два захода лекарство. Я вернулся к врачу в другой комнате, тот продолжил рассказывать, как обстоит дело с этим вопросом в перспективе:• Ответственность по уходу возложена на родственников, т.е.

с буквы закона, родственники виновны в том, что не заставили пить лекарства и не предотвратили обострение.

Если они не могут заставить пить лекарства (больной не согласен), то применять к нему силу или принудительно госпитализировать не имеют права, но ответственность за это несут все равно они(!), как ни парадоксально.• Этому больному, учитывая конкретно его диагноз, будет со временем только хуже.• Есть два пути: либо брать инициативу в свои руки, так как закон тут ничем больше помочь не может, либо ждать пока все же человек кого-нибудь покалечит и тогда его заберут на полгода по решению суда, и вся история повторится в очередной раз сначала.После разговора врачи скорой пригласили по телефону врача из диспансера (оставив информацию об этом в регистратуру ПНД устно, с моего номера телефона). Больного же попросили найти паспорт, чтобы уточнить год рождения. Больной дал паспорт и сказал: «Что, увозите меня, да?».

Врачи никуда больного не увезли. Затем ушли, а когда закрылась дверь он крикнул неожиданно сквозь слезы:

«Я тогда здесь прямо повешусь, моя смерть будет на вашей совести!»

.

Врачи на тот момент уже покинули квартиру. Стал следить за больным.Спустя 30 минут после ухода врачей, больной стал вести себя возбужденно, то бродить по квартире и бессвязно винить кого-то в насилии над собой и «вредительстве», которое, по его словам, продолжалось годами, употребляя брань и слова типа «фашизм» и пр. На данный момент, спустя полтора часа после принятия лекарства (которое сначала будто подействовало, а затем эффект исчез) все еще ходит по квартире и шумно переставляет вещи в своей комнате.

Слежу за тем, чтобы не повесился, держу дверь в комнату открытой, если слышу, что закрывает, прихожу и открываю, поясняя свои действия просьбой врача.В сухом остатке: Мы имеем правовую дыру касательно ухода за больным, который не хочет принимать лекарства. Насильно кормить лекарствами этого человека не имеешь права, а учитывая, что добровольно он лечиться не хочет, а заставить его хитростью – не получается, остается ожидать, пока больной сожжет квартиру.

А виноват по закону будет инвалид-родственник, который в квартире не проживает, хотя и прописан.Объявлять его в розыск, чтобы он вернулся со своим (заразным) диагнозом, по которому и стал инвалидом, смысла для себя не вижу.Знакомый из системы здравоохранения посоветовал «дружить» с врачом из ПНД, дарить конфеты/коньяки, чтобы тот приезжал и делал пролонгированный укол (судя по всему, насильственно, ведь согласия больной не даст никогда).