Разъяснение государственным обвинителем существа обвинения в суде


Процессуальное положение государственного обвинителя в судебном следствии Текст научной статьи по специальности «Право»


И УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА 13. Тихомиров А.Ю. Юридическая коллизия. М., 1994. 14. См. например: Матузов Н.И.

Актуальные проблемы теории права. Саратов, 2002. 15. Следует отметить, что указанная конституционная коллизия не была признана Конституционным Судом РФ при рассмотрении упомянутых полномочий Президента РФ в Постановлении Конституционного Суда РФ от 4 апреля 2002 г. № 8-П, и является сугубо научным толкованием.

16. Чепурнова Н.М., Пономарев В.В.

Юридические коллизии в федеративных отношениях в Российской Федерации: конституционно-правовой механизм преодоления. Ростов-на-Дону, 2006. 17. Карпов Д.

В. Споры о конституционности норм в судебной практике // http://www.yurclub.ru/docs/other/ article55.html 18. Особое мнение В.О. Лучина к Постановлению Конституционного Суда РФ от 30 апреля 1996 г. №11-П // Справочная правовая система «ГАРАНТ».

19. Поляков О.А. Юридические коллизии: пути преодоления. Ставрополь, 2007. 20. Постановление Конституционного Суда РФ от 11 декабря 1998 г. № 28-П

«По делу о толковании положений части 4 статьи 111 Конституции Российской Федерации»

// Справочная правовая система «ГАРАНТ».

УДК 343.13 Кузнецов В.В. ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБВИНИТЕЛЯ В СУДЕБНОМ СЛЕДСТВИИ Статья посвящена актуальной теме, поскольку поддержание государственного обвинения в суде по уголовным делам является одним из приоритетных направлений прокурорской деятельности. Государственный обвинитель при рассмотрении в суде уголовного дела является единственным представителем государства, и именно на нем и лежит обязанность доказывания, и он осуществляет данное доказывание от имени государства.

В статье определена роль государственного обвинителя на судебном следствии и обосновывается мнение, о том, что государственному обвинителю в судебном процессе следует знать и применять ряд тактических приемов., проведена серьезная работа по определению деятельности государственного обвинителя по предъявлению обвинения и исследования доказательств в уголовном процессе, как в советское время, так и в настоящее, согласно действующему законодательству. Автор аргументирует свою собственную точку зрения о том, что дача подсудимому разъяснений по изложенному государственным обвинителем обвинению со стороны председательствующего не будет нарушением УПК РФ.

The article under the title “Procedural Role of Public Prosecutor in Trial” is devoted to one of the most important problems of trial procedure.

Government support to prosecution in trial has always been one of the main directions of public prosecutor’s office activities.

Public prosecutor in trial is the only representative of government. He bears the burden of proof and provides the evidence of proof in the name of government.

The author determines the role of prosecution in trial and substantiates the opinion that public prosecutor in trial must know and apply various tactics. The author considers the procedural role of public prosecution in bringing an accusation and in investigating the evidence as it is stated in the working legislation of the RF and in Soviet legislation. The author argues that the provisions of the Criminal Procedure Code of RF are not violated when a presiding judge explains the charges produced by public prosecutor to an accused person.

Ключевые слова: уголовное судопроизводство, государственный обвинитель, предъявление обвинения, обязанность доказывания, принцип состязательности, суд, судебное следствие, представление доказательств, исследование доказательств, пределы доказывания. Key words: trial procedure, public prosecutor, bringing an accusation, burden of proof, adversary in trial, court, court prosecution, producing the evidence, investigating the evidence, the limits of evidence. iНе можете найти то, что вам нужно?

Попробуйте сервис . Ужесточение требований к качеству судебного доказывания и деятельности государственного обвинителя вызывает необходимость четко определить роль прокурора в стадии судебного разбирательства уголовного процесса.

Поддержание государственного обвинения в суде по уголовным делам является одним из приоритетных направлений прокурорской деятельности по осуществлению надзора за точным и единообразным исполнением законов в государстве. Квалифицированное участие государственного обвинителя в суде — необходимое условие реализации конституционного принципа состязательности судебного разбирательства (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ). Построение судебного процесса на началах состязательности, создает наилучшие возможности полного и всестороннего исследования обстоятельств дела, усиливает гарантии прав и законных интересов участников разбирательства.

Столкновение двух противоположных функций — обвинения и защиты — рождает спор, «борьбу мнений». В таком процессе каждое обстоятельство исследуется и каждое доказательство проверяется под углом зрения и обвинения и защиты; суд имеет возможность услышать и взвесить все доводы как в пользу обвинения, так и в пользу подсудимого. Процессуальной деятельности государственного обвинителя в судебном следствии принадлежит особая роль, которая вытекает из требований ст.

49 Конституции РФ, согласно которой бремя доказывания вины лиц, обвиняемых в совершении преступления, лежит на государстве.

Государственный обвинитель при рассмотрении в суде уголовного дела является единственным представителем государства, и именно на нем и лежит обязанность доказывания, и он осуществляет данное доказывание от имени государства. Раскрывая понятия «обязанность доказывания», профессор П.А. Лупинская указывает, что «главный смысл понятия «обязанность доказывания» в уголовном процессе состоит в ответе на вопрос: на ком лежит обязанность доказывать виновность обвиняемого?
Лупинская указывает, что «главный смысл понятия «обязанность доказывания» в уголовном процессе состоит в ответе на вопрос: на ком лежит обязанность доказывать виновность обвиняемого?

Очевидно, что эта обязанность лежит на том, кто утверждает, что обвиняемый виновен, т.е. на обвинителе (государственном, частном)» [1, с.248]. Основная задача государственного обвинителя, принимающего участие в судебном следствии, — это реализация своей обязанности доказывания всех элементов предмета преступления и виновности подсудимого в совершении данного преступления.

Известно, что суд выносит приговор на основании только тех доказательств, которые исследованы им в ходе судебного следствия и были представлены сторонами обвинения и защиты. Как показывает практика, государственный обвинитель нередко испытывает трудности в процессе поддержания государственного обвинения при определении пределов доказывания.

Из ст. 73 УПК РФ следует, что изложенные в ней обстоятельства являются содержанием обвинения, в связи с чем они должны рассматриваться в качестве предмета исследования судебного следствия и в дальнейшем найти свое отражение в приговоре суда. Сущность предмета доказывания состоит в том, чтобы правильно определить круг фактов и обстоятельств, которые должны быть установлены как для разрешения уголовного дела в целом, так и для принятия отдельных процессуальных решений. Поэтому правильное определение предмета и пределов доказывания — важное условие выполнения задач уголовного процесса.

В практической деятельности частой ошибкой государственных обвинителей на этом этапе является как оставление без внимания обстоятельств, освещение которых имеет важное значение для установления объективной истины по делу, так и чрезмерное расширение пределов доказывания, которое ведет лишь к загромождению процесса выяснением маловажных деталей, затягивая разбирательство, и нередко уводит в сторону от исследования существенных вопросов, имеющих решающее значение для объективного разрешения дела судом.

Судебное следствие начинается с изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения (ч. 1 ст. 273 УПК РФ). При этом закон не определяет конкретного способа, посредством которого государственный обвинитель должен выполнить данное предписание закона.

Законодатель при формулировании нормы не уточнил, должен ли государственный обвинитель изложить содержание обвинительного заключения в полном объеме или он может изложить обвинение в свободной форме, нужно ли при этом приводить доказательства, на которых основано обвинение, и т.д.

При предъявлении в судебном следствии обвинения подсудимому государственный обвинитель в присутствии основных участников судебного заседания в условиях устности, непосредственности и гласности объявляет подсудимому то обвинение, от которого ему предстоит защищаться в суде, и очерчивает пределы судебного разбирательства. И УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА В юридической литературе по данному вопросу высказываются разные соображения. Так, В.П. Степалин полагает, что дословного зачитывания обвинительного заключения или акта (либо заявления потерпевшего по делам частного обвинения) не требуется.

Изложение обвинения, по его мнению, состоит в том, что обвинитель в понятной и достаточно полной форме излагает участникам процесса обвинение в окончательном виде на данный момент.

Это предполагает сообщение участникам судебного заседания, в совершении каких конкретно действий (бездействия) подсудимый обвиняется; каким законом квалифицировано это деяние (пункт, часть, статья УК): согласно обвинительному заключению, или обвинительному акту, либо заявлению частного обвинителя [2, с.234-235]. А.П. Коротков и А.В. Тимофеев считают, что государственному обвинителю в начале судебного следствия необходимо огласить лишь ту часть обвинительного заключения, в которой указаны существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие существенные обстоятельства. Излагать перечень доказательств, подтверждающих обвинение, по их мнению, не требуется [3, с.395].

iНе можете найти то, что вам нужно?

Попробуйте сервис . И.Ф. Демидов также обращает внимание на различие порядка начала судебного следствия по УПК РСФСР 1960 г., которым прямо предусматривалось оглашение обвинительного заключения, и по действующему УПК РФ [4, с.478-479].

В ранее действовавшем УПК РСФСР 1960 г.

не было конкретного указания на то, кто должен оглашать обвинение в самом начале судебного следствия, в нем лишь содержалось общее положение, согласно которому

«судебное следствие начинается оглашением обвинительного заключения»

(ч.

1 ст. 278). Правильной является точка зрения К.Ф.

Гуцен-ко и А.И. Трусова, которые полагают, что логика процессуальной деятельности при состязательном построении судебного разбирательства обусловливает необходимость изложения обвинения с приведением доказательств, на которых оно основано [5, с.478-479]. Частью 2 ст. 273 УПК РФ установлена обязанность председательствующего опросить подсудимого, понятно ли ему обвинение, признает ли он себя виновным и желает ли он или его защитник выразить свое отношение к предъявленному обвинению. В связи с этим на практике возник вопрос: в случае если подсудимому обвинение не понятно полностью или в какой-то части, кто должен дать ему соответствующие разъяснения: председательствующий или по его требованию государственный обвинитель?

И в этом вопросе мнения процессуалистов различны.

Так, К.Ф. Гуценко и А.И. Трусов полагают, что в таких случаях необходимые пояснения дает подсудимому председательствующий. Если подсудимый заявляет, что изложенное обвинение или заявление ему непонятно, то председательствующий разъясняет подсудимому, в совершении какого преступления и по какому пункту, части, статье УК РФ он обвиняется государственным или частным обвинителем — согласно предъявленному обвинению или заявлению по делам частного обвинения [5, с.478-479]. Иное мнение было высказано Ю.В.

Кореневским, который приходит к выводу о том, что поскольку обязанность изложения обвинения лежит на обвинителе, то и разъяснение отдельных положений обвинения, непонятных подсудимому, должен делать обвинитель [6]. Подобным образом рассуждает и В.П. Степалин. Поскольку суд не формулирует и не предъявляет обвинение, пишет он, в случае если изложенное обвинение непонятно подсудимому полностью или в какой-то части, председательствующий должен разъяснения делать не сам, а предложить обвинителю разъяснить подсудимому обвинение в полном объеме или в той части, которая подсудимому непонятна [2, с.235].

Вместе с тем я полагаю, что дача подсудимому разъяснений по изложенному государственным обвинителем обвинению со стороны председательствующего не будет нарушением УПК РФ. Так, в случае рассмотрения дел частного обвинения может возникнуть ситуация, когда обвинитель (являющийся потерпевшим по делу) вследствие своей юридической неосведомленности не в состоянии разъяснить подсудимому выдвинутое против него обвинение.

В данной ситуации это может сделать судья или государственный обвинитель, если он участвует в этом деле.

В связи с этим логично было бы дополнить ч. 2 ст. 273 УПК РФ следующим абзацем:

«При необходимости разъяснения непонятного содержания обвинения подсудимому соответствующие разъяснения дает суд или по его предложению государственный обвинитель»

. В соответствии с ч. 2 ст. 274 УПК РФ первой представляет доказательства сторона обвинения, то есть государственный обвинитель.

Доказательства, представленные стороной защиты, исследуются по- сле исследования доказательств, представленных стороной обвинения. При этом в соответствии с ч. 1 ст.

274 УПК РФ очередность исследования доказательств определяется стороной, представляющей их суду. Установление такого порядка построения судебного следствия в УПК РФ дало возможность отдельным процессуалистам утверждать, что его создатели удачно воплотили в жизнь принцип состязательности судебного разбирательства и это позволило им значительно усилить роль сторон в судебном исследовании доказательств, с предоставлением возможности каждой из сторон наиболее эффективно осуществлять свою процессуальную функцию. Это, в свою очередь, служит важнейшей гарантией полноты и всесторонности исследования доказательств, а суду позволяет сохранить объективность и беспристрастность, необходимые для правильного разрешения уголовного дела [7, с.502].

С таким оптимистическим выводом трудно согласиться. На первый взгляд, действительно серьезность намерений законодателя создать реальную состязательность процесса подтверждается примененным в данном случае императивным методом регулирования порядка исследования доказательств на судебном следствии, который не может быть изменен судом по ходатайству сторон. В то же время обозначенный выше вывод процессуалистов не может считаться верным.

В реальной действительности установленное в ч.

3 ст. 274 УПК РФ правило о праве подсудимого (с разрешения председательствующего) в любой момент судебного следствия давать показания сводит на нет предусмотренную ч.1; и 2 ст.274 УПК РФ и описанную выше правовую конструкцию равных условий состязательного исследования доказательств. По правилам о допросе подсудимого, установленным ст.

275 УПК РФ, первыми его допрашивают защитник и участники судебного разбирательства со стороны защиты, а затем уже государственный обвинитель и участники со стороны обвинения.

В целом необходимо отметить несколько «льготное» отношение законодателя к праву подсудимого избирательно подходить в тактическом плане к даче им своих показаний. Понятно, что по большому счету сторона защищающаяся есть сторона слабая и нуждающаяся в правовых гарантиях защиты своих прав.

И это подтверждает системный анализ отечественного законодательства, который наглядно показывает тенденцию защиты слабой стороны путем создания ей наиболее благоприят- ных условий для реализации своих правовых возможностей с одновременным ограничением или обременением противной стороны — стороны обвинения. Право стороны обвинения первой представить доказательства означает свойственную состязательному процессу последовательность и логику исследования доказательств. Такой подход способствует четкому обозначению сторонами своих функций, значительно усиливает их роль в исследовании доказательств.

Кроме того, представление вначале доказательств обвинения создает наилучшие условия для проверки относимости, допустимости и достоверности доказательств, подтверждающих виновность подсудимого.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис . Вопросы порядка исследования доказательств на судебном следствии становились предметом исследования ученых-правоведов, как процессуалистов, так и криминалистов. Рассматривая данные вопросы, специалисты сходятся во мнении, что максимально эффективное предъявление доказательств обвинения и составляет основное содержание деятельности государственного обвинителя в ходе судебного следствия [8, с.161].

Рассматривая данные вопросы, специалисты сходятся во мнении, что максимально эффективное предъявление доказательств обвинения и составляет основное содержание деятельности государственного обвинителя в ходе судебного следствия [8, с.161]. При этом максимальная эффективность предъявления доказательств зависит от очередности представления доказательств суду, которую определяет государственный обвинитель.

Задача эта решается государственным обвинителем в зависимости от множества факторов, на которые указывают процессуалисты, выделяя среди них такие, как: 1) количество подсудимых; 2) позиция каждого из них на предварительном следствии, в том числе наличие противоречий между подсудимыми, вероятность изменения показаний в суде не в пользу обвинения, возможность получения от них показаний о признании своей вины в совершенном преступлении; 3) квалификация содеянного; 4) количество инкрементируемых эпизодов; 5) количество доказательств вины подсудимых; 6) наличие и качество доказательств стороны защиты; 7) качество проведенного расследования; 8) возможность устранения недостатков предварительного расследования; 9) вероятность изменения количества обвинительных доказательств в ходе судебного следствия. Разумеется, все указанные факторы в их совокупности влияют на позицию государственного обвинителя при определении очередности предъявления доказательств. И УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА К сожалению, статья 274 УПК РФ не урегулировала вопрос о том, как разрешать коллизии, связанные с последовательностью исследования доказательств, которые могут возникнуть (и на практике уже возникают) между представителями одной стороны — обвинения или защиты.

К примеру, государственный обвинитель предлагает начать исследование доказательств с допроса подсудимого, потерпевший — с допроса свидетелей. iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис . Решение этой коллизии, как правильно считает О.Я.

Баев, лежит в формате законодательного урегулирования этого вопроса путем дополнения ч.

1 ст. 274 УПК следующим положением: «Коллизии, возникающие по вопросу очередности исследования доказательств между представителями стороны, представляющей доказательства, разрешаются судом» [9, с.5]. Государственный обвинитель должен владеть тактическими приемами участия в судебном следствии при допросе подсудимого, потерпевшего, свидетелей, специалистов, что является одним из основных условий обоснованности его позиции в прениях.

Государственный обвинитель должен владеть тактическими приемами участия в судебном следствии при допросе подсудимого, потерпевшего, свидетелей, специалистов, что является одним из основных условий обоснованности его позиции в прениях. Практика участия обвинителей в судебном следствии выработала целый ряд тактических приемов, которые следует знать и применять государственному обвинителю в судебном процессе: — не следует акцентировать внимание подсудимого, потерпевшего, свидетелей на обстоятельствах малозначительных и самоочевидных. — не следует спрашивать об обстоятельствах, не имеющих существенного значения по делу или не относящихся к существу дела.

— каждый вопрос государственного обвинителя должен быть основан на разумном расчете, который состоит в том, что, задавая вопрос, обвинитель должен предполагать его возможный ответ. Следует быть осторожным, спрашивая об обстоятельствах неизвестных или сомнительных. — при допросе участников процесса прокурору целесообразно предоставлять им возможность свободно излагать факты (и приводить доводы), о которых они считают необходимым сообщить, задавать вопросы в процессе их изложения лучше всего только уточняющего характера.

В заключение можно сделать следующие выводы и предложения: 1.

Изложение государственным обвинителем в начале судебного следствия существа предъявленного обвинения должно включать в себя как оглашение содержания резолютивной части обви- нительного заключения, так и указание основных доказательств, на которых основывается обвинение. Только такой подход позволит всем основным участникам процесса уяснить сущность сформулированного обвинения, а государственному обвинителю создать предпосылки к реализации своей обязанности доказывания по данному уголовному делу.

2. При возникновении правовой ситуации, когда подсудимому непонятно изложенное в начале судебного следствия государственным обвинителем обвинение, на нем лежит обязанность разъяснить положения обвинения, непонятные подсудимому. В то же время председательствующий судья вправе самостоятельно дать такое разъяснение.

В этой связи целесообразно ч. 2 ст. 273 УПК РФ дополнить следующим содержанием:

«При необходимости разъяснения непонятного содержания обвинения соответствующие разъяснения дает председательствующий судья или по его предложению государственный обвинитель»

.

3. Исследование доказательств в судебном следствии предполагает максимально эффективное представление государственным обвинителем всех доказательств обвинения, что составляет основное содержание деятельности государственного обвинителя в ходе судебного следствия.

Максимальная эффективность предъявления обвинительных доказательств зависит от порядка и очередности их представления суду. Очередность представления доказательств определяет государственный обвинитель в зависимости от особенностей конкретного уголовного дела: количества подсудимых, позиции каждого из них, количества и качества доказательств, подтверждающих обстоятельства совершения преступления и вину подсудимых. Литература 1. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Под ред.

П.А. Лупинской. М., 2005. iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис . 2. Практика применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: Практическое пособие / Под ред. В.П. Верина. М., 2006. 3. Коротков А.П., Тимофеев А.В.

Прокурорско-следственная практика применения УПК РФ: Комментарий / М., 2005. 4. Демидов И.Ф. Настольная книга прокурора.

С. 663. 5. Уголовный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / Под ред.

К.Ф. Гуцен-ко. М., 2005. 6. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.Я. Сухарева. М., 2004. 7. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред.

А.Я. Сухарева. М., 2004. 8. Трикс А.В.

Справочник прокурора. СПб., 2007.

9. Баев О.Я., Баев М.О. УПК РФ 2001 г.: достижения лакуны, коллизии. Возможные пути заполнения и разрешения последних.

Воронеж, 2002.

Статья 273. Начало судебного следствия. 1.

Судебное следствие начинается с изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения, а по уголовным делам частного обвинения — с изложения заявления частным обвинителем.

Весь сайт Законодательство Типовые бланки Судебная практика Разъяснения Фактура Архив 2.

Председательствующий опрашивает подсудимого, понятно ли ему обвинение, признает ли он себя виновным и желает ли он или его защитник выразить свое отношение к предъявленному обвинению.Комментарий к статье 273Разрешив подготовительную часть судебного заседания, председательствующий объявляет о начале судебного следствия и предлагает государственному или частному обвинителю изложить существо предъявленного обвинения подсудимому. Судебное следствие — это основная часть судебного разбирательства. Суд в этой части судебного разбирательства создает необходимые условия сторонам обвинения и защиты для исполнения ими своих процессуальных обязанностей в представлении доказательств и их исследовании, осуществляет проверку представленных доказательств и на основе их оценки принимает процессуальные решения (см.

ст. 15 УПК). Законодателем установлено, что обвинение в суде строится исходя из характера и тяжести совершенного преступления, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке (см. ст. 20 УПК). По уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения судебное следствие начинается с изложения предъявленного подсудимому обвинения. Изложение предъявленного подсудимому обвинения по категории данных дел осуществляется государственным обвинителем.

Государственный обвинитель излагает фамилию, имя и отчество подсудимого или подсудимых, данные о личности каждого из них, существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела, формулировку предъявленного обвинения подсудимому или подсудимым с указанием пункта, части, статьи Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающих ответственность за данное преступление. Изложение полностью обвинительного заключения или обвинительного акта не обязательно, так как доказательственная часть раскрывается в ходе судебного исследования представленных сторонами доказательств. По уголовным делам частного обвинения судебное следствие начинается с изложения заявления, по которому в отношении подсудимого возбуждено уголовное дело частного обвинения.

Изложение заявления в отношении подсудимого по категории данных дел осуществляется частным обвинителем.

Частный обвинитель — потерпевший или его законный представитель и представитель по уголовным делам частного обвинения (см. ст. 5 УПК). Частный обвинитель излагает наименование суда, в который подано заявление; описание события преступления, места, времени, а также обстоятельств его совершения; просьбу, адресованную суду, о принятии уголовного дела к производству; фамилию, имя, отчество подсудимого или подсудимых, данные о личности каждого из них. Предъявленное подсудимому обвинение или заявление, по которому в отношении подсудимого возбуждено уголовное дело частного обвинения, должно быть изложено полностью, прочтено громко и ясно, с тем чтобы присутствующие в стадии судебного следствия могли услышать и понять их содержание.

После изложения предъявленного обвинения или заявления в отношении подсудимого или подсудимых председательствующий опрашивает каждого подсудимого, понятно ли ему обвинение или сущность заявления, ясны ли фактическая сторона и юридическая квалификация. Если подсудимый заявляет, что изложенное обвинение или заявление ему непонятно, то председательствующий разъясняет подсудимому, в совершении какого преступления и по какому пункту, части, статье УК РФ он обвиняется государственным или частным обвинителем согласно предъявленному обвинению или заявлению по делам частного обвинения. Председательствующий обязан опросить подсудимого, признает ли он себя виновным.

При необходимости разъяснить подсудимому, что ответ на данный вопрос должен быть кратким, типа: «не признаю», «признаю частично», «признаю полностью».

Ответ подсудимого подлежит занесению в протокол судебного заседания. Мотивировка ответа подсудимого не должна превращаться в дачу показаний по поводу обвиняемого.

Председательствующий опрашивает подсудимого и защитника, желают ли они выразить свое отношение к предъявленному обвинению. При желании выразить свое отношение к предъявленному обвинению подсудимый и защитник вправе изложить свое отношение к предъявленному обвинению и дать краткую оценку уличающим и оправдывающим или смягчающим вину доказательствам.

Прерывать объяснения подсудимого и защитника недопустимо, за исключением случаев, если они касаются обстоятельств, не имеющих отношения к делу. Изложение подсудимым и защитником своей позиции по делу позволяет предопределить общий ход дальнейшего судебного следствия и уже с самого начала дает возможность определиться с созданием необходимых условий в обеспечении сторонам исполнения своих процессуальных обязанностей.

Об особенностях судебного следствия у мирового судьи см. ст. 321; в апелляционной инстанции — ст. 365; при производстве по делам несовершеннолетних — ст. 429; при производстве о применении мер медицинского характера — ст. 441; с участием присяжных заседателей — ст.

335 УПК.

О непонимании подсудимым существа предъявленного обвинения

УДК 343.139 Страницы в журнале: 102-104 А.А.

ВАСЯЕВ, кандидат юридических наук, адвокат «Коллегии адвокатов Павла Астахова» е-mail: Рассматривается процедура разъяснения подсудимому сути предъявленного обвинения в том случае, если оно ему непонятно. Ключевые слова: право, подсудимый, обвинение, судебное следствие, защитник. About accused person’s incomprehension of charge against him Vasyaev A.
About accused person’s incomprehension of charge against him Vasyaev A.

Сonsiders the procedure of the explanation of the charge against accused person in case the charge is incomprehensible to this person. Keywords: right, accused, charge, examination in court, defender.

Судебное следствие начинается с изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения, а по уголовным делам частного обвинения — с изложения заявления частным обвинителем (ч. 1 ст. 273 УПК РФ). После этого председательствующий опрашивает подсудимого, понятно ли ему обвинение (ч.

2 ст. 273 УПК РФ). Отсутствие в УПК РФ содержавшегося в ранее действовавшем УПК РСФСР положения о необходимости разъяснять «подсудимому сущность обвинения» (часть третья ст. 278 УПК РСФСР) порождает практику отказа разъяснить подсудимому смысл обвинения в случаях, когда предъявленное обвинение ему непонятно. Часть третья ст. 278 УПК РСФСР обязывала председательствующего по делу судью разъяснять подсудимому сущность предъявленного обвинения в том случае, если подсудимый заявлял, что обвинение ему непонятно.

Следует признать отсутствие указанного положения в УПК РФ необоснованным, поскольку п. 1 ч. 4 ст. 47 УПК РФ обязывает следователя, дознавателя, прокурора, судью сообщить обвиняемому сущность предъявленного обвинения, разъяснив его содержание, а ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод ориентирует, что каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления должен быть

«незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения»

.

Таким образом, требовать разъяснения, в чем он обвиняется, — право подсудимого.

Согласно ч. 1 ст. 11 УПК РФ суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны разъяснить подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также другим участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав. Председательствующий по делу судья должен не только задать подсудимому вопрос, понятно ли ему обвинение (что и происходит повсеместно на практике), но и, во-первых, уведомить подсудимого о его праве требовать разъяснения существа непонятных ему положений предъявленного обвинения, во-вторых, обеспечить реализацию этого права, а именно добиться того, чтобы суть обвинения стала понятна и подсудимому, и стороне защиты, которой также может быть неясен смысл обвинения (хотя законодатель и не допускает такой возможности, на практике это часто выявляется).

Например, по уголовному делу № 1-79/11, рассматриваемому Вологодским городским судом, подсудимым было заявлено, что предъявленное обвинение ему непонятно по следующим основаниям: «В обвинении указано, что я совершил незаконное получение кредитов, хищение денежных средств кредиторов и их последующую реализацию в период с 01.06.2005 по 08.06.2007.

В то же время мне предъявлено обвинение в совершении незаконных действий: по ст. 176 УК РФ — в период с 06.07.2005 по 28.07.2007, т. е. в более поздние периоды начала и окончания преступления; по ст.

159 УК РФ — в период с 06.07.2005 по 28.07.2007, т.

е. в более поздние периоды начала и окончания преступления; по ст.

174.1 УК РФ — в период с 02.07.2005 по 09.09.2005, т. е. в более поздний период начала преступления.

Таким образом, в обвинении указаны разные периоды якобы совершенного мною преступления. Поэтому мне непонятно, в какой же период я совершил преступные действия. В соответствии с п. 4 ч. 1 ст.

171 УПК РФ в постановлении должно быть описано преступление с указанием времени его совершения. Указание разного времени совершения мною преступления лишает меня возможности защищаться, так как неясно, от чего именно мне нужно защищаться». Обеспечение реализации вышеуказанного права заключается в разъяснении (толковании) подсудимому возникших у него вопросов по поводу предъявленного обвинения.

Однако в подобных процессуальных ситуациях имеет место немотивированный отказ государственного обвинителя, суда в удовлетворении законных требований подсудимого и стороны защиты в целом. Но и от подсудимого следует требовать конкретного перечня вопросов, связанных с непониманием существа предъявленного обвинения, на которые должны быть даны обстоятельные и мотивированные ответы. Причиной непонятности предъявленного обвинения становится не только его необоснованная конструкция, но и нелогичное изложение в нем сведений и мыслей: законы логики, правильного мышления отсутствуют, а приводится лишь определенный объем информации.

Непонимание усугубляется быстрым чтением (во всех случаях) государственным обвинителем в начале судебного следствия предъявляемого подсудимому обвинения. Такой бессодержательный ритуал не несет никакой смысловой нагрузки.

Чтение обвинения вызывает у лиц, впервые вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства, разочарование во всей судебной процедуре, ознаменованной подобным процессуальным действием.

Сложившийся процессуальный порядок производства по уголовным делам воспринимают лишь профессиональные участники процесса (с учетом привыкания к нему, профессиональной деформации, безразличия и др.), не замечая абсурда, происходящего с их участием. При этом мнение лиц, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства впервые, т. е. тех, во имя кого осуществляется производство по делу, никому не интересно.

Именно поэтому за время участия в производстве по уголовным делам в качестве адвоката-защитника не удалось выявить случаев удовлетворения граждан процедурой осуществления правосудия. Между тем при существующем порядке уголовного судопроизводства «суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав» (ч.

3 ст. 15 УПК РФ). Закономерным было бы при отрицательном ответе подсудимого на вопрос председательствующего судьи, ясен ли ему смысл предъявленного обвинения, в доступной форме разъяснить подсудимому сущность обвинения и юридическую квалификацию преступления, причем это должно выполняться государственным обвинителем как участником стороны обвинения, инициирующим обвинение подсудимого, отвечающим на каждый поставленный им вопрос о сути предъявленного обвинения. «Если государственный обвинитель отказывается разъяснить обвинение посредством ответов на вопросы стороны защиты, то обвинение также не может быть понятно стороне защиты.

Такой отказ, который фактически санкционирован судом, есть лишение права обвиняемого знать, в чем он обвиняется, и, следовательно, есть лишение его права на защиту»[1]. Ввиду этого необходимо дополнить ч. 2 ст. 273 УПК РФ следующей нормой:

«В случае, если подсудимому непонятно предъявленное обвинение, государственный обвинитель дает ему соответствующие разъяснения»

.

Библиография 1 Воробьев А.В., Еньков А.Л., Силков П.Ю., Тихонравов Ю.В.

«Дело ЮКОСа» как зеркало русской адвокатуры (комплексное исследование в защиту российской адвокатуры и правосудия). — М., 2008. С. 285.

Комментарий к СТ 273 УПК РФ

.

Начало судебного следствия Комментарий к статье 273 УПК РФ: 1.

Окончательное обвинение может содержаться в обвинительном заключении или обвинительном акте, а также в постановлении прокурора об изменении обвинения (ч. 4 ст. 221). Кроме того, прокурор в ходе предварительного слушания может изменить обвинение (ч. 5 ст. 236), а судья — частично прекратить уголовное дело (ст.

239), что отражается в постановлении о назначении судебного заседания. Возникает вопрос, какое из этих обвинений излагает государственный обвинитель? Вряд ли можно согласиться с тем, что, несмотря на последующие изменения обвинения, в т.ч.

прокурором, государственный обвинитель должен излагать устаревшее «предъявленное обвинение».

Очевидно, государственный обвинитель излагает последнюю версию обвинения, с учетом всех последующих изменений. 2. В данной статье не говорится о том, что государственный обвинитель оглашает обвинительное заключение или обвинительный акт, — речь идет лишь об изложении обвинения.

Только по делам частного обвинения частный обвинитель излагает заявление о привлечении лица к уголовной ответственности.

Полагаем, что государственный обвинитель вправе избрать любую форму изложения обвинения: огласить полностью или частично обвинительное заключение (акт), а также постановление прокурора об изменении обвинения либо сформулировать обвинение, исходя из содержания постановления о назначении судебного заседания (если обвинение было изменено на предварительном слушании).

В любом случае изложение должно содержать данные о личности подсудимого, существо и формулировку обвинения. Из текста ком. статьи неясно, должен ли обвинитель, излагая обвинение, приводить и перечень доказательств, подтверждающих обвинение. В суде с участием присяжных заседателей это безусловно необходимо, т.к.

во вступительном слове государственный обвинитель должен изложить не только существо обвинения, но и порядок исследования представленных им доказательств (ч.

2 ст. 335). Полагаем, что и в прочих случаях обвинителю, излагая обвинение, целесообразно сослаться на доказательства, которые представлены стороной обвинения в судебное разбирательство, поскольку следующим шагом после изложения обвинения и выяснения позиции стороны защиты будет определение порядка исследования доказательств, и обвинителю еще раз придется оглашать перечень представленных в суд обвинительных доказательств, но уже в отрыве от существа и формулировки обвинения, что не вполне логично. 3. Согласно части 2 настоящей статьи председательствующий задает подсудимому и его защитнику четыре раздельных вопроса: а) понятно ли подсудимому обвинение; б) признает ли он себя виновным; в) желает ли подсудимый выразить свое отношение к предъявленному обвинению; г) желает ли его защитник выразить свое отношение к предъявленному обвинению. Если подсудимый заявит, что обвинение ему не понятно, председательствующий должен разъяснить ему, в совершении какого преступления он обвиняется, в чем состоит сущность этого обвинения, какой уголовный закон применен.

Для того чтобы не создавалось впечатление, что суд изначально стоит на позиции обвинения, и для предотвращения давления на подсудимого председательствующий, задавая вопрос о признании виновности, должен тут же разъяснить подсудимому, что непризнание им своей виновности или отказ от ответа на этот вопрос не будут обращены против него, т.е. не станут расцениваться судом как отягчающее наказание обстоятельство.

К сожалению, на практике часто происходит по-другому, и вопрос судьи о признании виновности превращается в требование, сопровождаемое уговорами признаться, а то и угрозами строгого наказания в адрес «строптивого» подсудимого. Подобное поведение глубоко непрофессионально.

4. Самостоятельное значение имеет вопрос о том, вправе ли подсудимый отказаться отвечать на вопрос, признает ли он себя виновным, ссылаясь на свое право не свидетельствовать против самого себя (ч. 1 ст. 51 Конституции РФ). Полагаем, что он вправе это сделать, т.к.

термин «не свидетельствовать» применительно к обвиняемому достаточно условный — он не означает, что обвиняемый занимает положение свидетеля.

Не означает он и того, что обвиняемый вправе отказаться только от дачи показаний, а не от ответа на вопрос, признает ли он себя виновным. Право не свидетельствовать против самого себя есть право хранить молчание, право на отказ от ответа на любые вопросы, и в первую очередь те, которые касаются виновности обвиняемого. Это вытекает и из смысла п. 3 ч.

4 ст. 47, в котором говорится о том, что обвиняемый имеет право возражать против обвинения.

Но право возражать предполагает, что обвиняемый вправе и воздержаться от возражений, в т.ч.

путем отказа отвечать на вопрос о том, признает ли он себя виновным. 5. Если подсудимый признает себя виновным частично, председательствующему следует уточнить, на какую часть обвинения (эпизоды, обстоятельства либо статьи, части и пункты статей уголовного закона) распространяется признание, а какую часть он отвергает.

Подсудимый вправе мотивировать занятую им позицию.

Иногда подсудимые, признавая объективную сторону обвинения, отрицают свою вину (умысел или неосторожность) либо уголовную противоправность совершенного ими деяния. Такой ответ следует считать не частичным признанием, а полным отрицанием подсудимым своей виновности.

6. Предложение подсудимому и защитнику выразить свое отношение к предъявленному обвинению означает потенциальную возможность этих лиц сделать т.н.

вступительное заявление, содержанием которого является выражение ими своего отношения к предъявленному обвинению, его законности и обоснованности, доказанности или недоказанности. Представляется, что вступительное заявление защитника или подсудимого должно содержать лишь общую оценку обвинения, им не следует вдаваться здесь в детальные вопросы оценки конкретных доказательств и уголовно-правовой квалификации, т.е. фактически предвосхищать судебные прения.

Однако, на наш взгляд, сторона защиты также может назвать здесь оправдывающие доказательства, которые она намерена представить суду.

Вступительные заявления сторон отвечают состязательному характеру судебного разбирательства. Наличие права выразить свое отношение к предъявленному обвинению до известной степени уравнивает сторону защиты с государственным обвинителем, который перед этим изложил предъявленное обвинение. Вместе с тем УПК не предусматривает т.н.

альтеркацию (altercatio, лат.), т.е. взаимные краткие вопросы сторон друг другу и ответы на них для более точного выяснения позиций перед началом исследования доказательств. Однако это и не запрещено, поэтому с разрешения суда стороны после вступительных заявлений вправе задать друг другу такие вопросы.

Разъяснения существа предъявленного обвинения

  • Разъяснение существа предъявленного обвинения является обязанность следователя это процессуальное действие не может быть не выполнено следователем.
  • Эта установленная законом обязанность гарантирует обвиняемому, что ему будет обеспечено своевременное и правильное уяснение тех обстоятельств и фактов, которые ему инкриминируются как преступные деяния.

    Обвиняемому гарантируется, что следователь объяснит содержание уголовно-правовых запретов, нарушение которых ставится ему в вину, а также ответит на вопросы, которые возникнут у обвиняемого в связи с предъявлением ему данного обвинения.

  • Разъясняя обвиняемому существо предъявленного обвинения, следователь обеспечивает обвиняемому возможность дать показания по существу предъявленного обвинения, признать его полностью или в части, либо предоставить следователю объяснение о своей невиновности (непричастности) к совершенному преступлению.

Таким образом, разъяснение лицу предъявленного обвинения, с одной стороны, является неотъемлемым элементом процедуры включения в уголовный процесс его основной фигуры — обвиняемого.

С другой стороны, выступает необходимым условием его законности по критерию соблюдения формы уголовного процесса. На практике следователи обычно предъявляют обвиняемому постановление о привлечении его в качестве обвиняемого для самостоятельного прочтения, уяснения и обсуждения с защитником.

В большинстве случаев текст обвинения и его формулировки вполне понятны и не имеет смысла апеллировать в будущем к прокурору и далее к судьям по поводу невозможности понять предъявленное обвинение. Но встречаются уголовные дела, по которым составленное следователем обвинение действительно трудно понять даже адвокату.

На практике можно встретить такого рода постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого: «в неустановленное время, в неустановленном месте, при неустановленных обстоятельствах А. вступил в преступный сговор с… неустановленными лицами».

Эти предположительные утверждения следователя могут быть беспочвенны и, чтобы их опровергнуть, защитник в протоколе допроса фиксирует свои вопросы к обвиняемому, на которые обвиняемый отвечает, что в преступный сговор никогда и ни с кем не вступал, и даже не знает, что означает сговор, да еще преступный.

Участвующий при предъявлении обвинения защитник обязан потребовать от следователя разъяснения этих формулировок.

При этом защитник должен понимать, что установленные следователем обстоятельства, указывающие не просто на совместность действий соучастников, но на продуманные и хорошо организованные их совместные действия, будут сами по себе достаточны для вывода о наличии предварительного сговора. Таким образом, установленное ч. 5 ст. 172 УПК РФ требование, обязывающее следователя разъяснять предъявленное обвинение, сопряжено с правом обвиняемого знать и правильно понимать, в чем конкретно он обвиняется.

Какие его действия явились уголовно наказуемыми и почему.

Если обвиняемый действительно совершил это преступление, то после разъяснения ему сущности обвинения он понимает, что следователю это известно.

Это, в свою очередь, позволит обвиняемому предметно осуществить свою защиту от того обвинения, суть которого он уяснил. И, наоборот, если обвиняемый не уяснил существо предъявленного ему обвинения, он не сможет в полной мере реализовать свое конституционное право на защиту от уголовного преследования. Неразъяснение сущности предъявленного обвинения может иметь различные процессуальные последствия, вытекающие из нарушения права обвиняемого на защиту, что позволяет защитнику использовать эти последствия в интересах обвиняемого.

В частности, допущенное следователем невыполнение процедуры разъяснения обвинения влияет на решение вопроса о мере пресечения, поскольку при рассмотрении соответствующего ходатайства следователя суды обязаны проверять обоснованность обвинения (п. 2 постановления Пленума ВС РФ от 19.12.2013 № 41 Похожих статей пока нет. This entry was posted in . Bookmark the .

В чем обвиняется Гайзер

Уголовное дело в отношении 19 человек — предполагаемых руководителей и участников преступного сообщества — было возбуждено 18 сентября 2015 года управлением по расследованию особо важных дел Следственного комитета РФ по статьям «Организация и участие в преступном сообществе» и «Мошенничество». Позже к делу добавилась статья «Легализация денежных средств». Главным обвиняемым по делу является Гайзер, арестованный в Москве 20 сентября прошлого года.

На эту тему В ходе 80 обысков, проведенных следователями СК совместно с ФСБ в Коми, Санкт-Петербурге и Москве, было изъято более 60 кг ювелирных изделий, 150 пар часов стоимостью от 30 тыс.

до $1 млн, более 50 печатей и штампов юридических лиц, задействованных в реализации офшорных схем, финансовые документы по легализации похищенных активов на общую сумму более 1 млрд рублей.

Сам бывший глава республики вину не признает, однако ряд его предполагаемых соучастников признали вину и дают показания. Президент РФ Владимир Путин 30 сентября 2015 года подписал указ об отстранении Гайзера от должности в связи с утратой доверия. ТегиГайзер, Вячеслав МихайловичКоррупционные скандалыДело ГайзераРеклама на ТАССВосстановительные работы велись всю ночь Читать полностьюРеклама на ТАССРеклама на ТАССРеклама на ТАССРеклама на ТАССРеклама на ТАССРеклама на ТАССРеклама на ТАССРеклама на ТАССРеклама на ТАССРеклама на ТАССРеклама на ТАССРеклама на ТАССРеклама на ТАССРеклама на ТАССРеклама на ТАССРеклама на ТАССРеклама на ТАССРеклама на ТАССРеклама на ТАССРеклама на ТАССРеклама на ТАССРеклама на ТАССРеклама на ТАССРеклама на ТАССРеклама на ТАСС

ДЕЙСТВИЯ ЗАЩИТНИКА В СЛУЧАЕ НЕНАДЛЕЖАЩЕГО РАЗЪЯСНЕНИЯ ОБВИНЕНИЯ

Как следует поступать стороне защиты, если следователь не исполняет возложенные на него законом обязанности и отказывается разъяснить обвиняемому существо предъявленного обвинения?

В таких ситуациях защита в самом постановлении о привлечении в качестве обвиняемого должна сделать запись о том, что обвинение предъявлено в нарушение ч. 5 ст. 172 УПК, так как следователь не смог разъяснить обвиняемому существо предъявленного обвинения.

Если на практике возникает такая проблема, то подобная запись в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого будет являться основанием для обжалования постановления либо руководителю следственного органа, либо в суд.

Но на практике возникают и другие случаи. ИЗ ПРАКТИКИ. Органами предварительного следствия А.

было предъявлено обвинение по п.

«б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ. При предъявлении обвинения следователь не выполнил требования ч. 5 и ч. 8 ст. 172 УПК, а именно не разъяснил обвиняемому существо предъявленного обвинения и не вручил защите копию самого постановления, о чем защитником в самом постановлении была сделана запись и проставлена подпись обвиняемого.

В ходе судебного разбирательства было выявлено, что в материалах уголовного дела находится другое постановление о привлечении А. в качестве обвиняемого, в котором отсутствовала данная запись защиты, а также отсутствовали подписи самого обвиняемого и его защитника, и следователем была сделана запись о том, что обвиняемый и защитник от подписи в постановлении отказались.

Защита заявила в суде о фальсификации постановления о привлечении в качестве обвиняемого, однако суд отказался возвращать уголовное дело прокурору и ограничился вынесением в адрес следователя частного постановления, признав, что обвинение А.