Причинная связь в страховом законодательстве судебная практика


Причинная связь в страховом законодательстве судебная практика

Установление причинно-следственной связи между застрахованным риском и страховым случаем в английском праве морского страхования

Одним из основополагающих принципов морского страхового права является принцип proxima causa non remota spectatur, закрепленный в статье 55 (1) Закона о Морском Страховании, которая гласит: «Учитывая положения настоящего Закона и если полис не предусматривает обратное, страховщик ответственен за любую потерю, непосредственно причиненную опасностью, от которой застрахован (страхователь), но учитывая вышесказанное, он не ответственен за потерю, которая не была непосредственно причинена опасностью, от которой был застрахован (страхователь)». Косвенные, непременные и прямые причины Для целей морского страхования различаются несколько видов причин: это косвенные, непременные и прямые причины. Все причины, которые не влияют непосредственно на страховую потерю, являются косвенными причинами. Непременной причиной является та причина, которая предшествует страховой потере.

Все причины, которые непосредственно влияют на наступление страховой потери, являются прямыми или непосредственными причинами. На практике, однако, определение причинности и определение прямой причины потери является довольно проблематичным, так как очень сложно для практика искать причину и определять как одна причина повлияла на другую причину.

Проблематичным также является понимание непременной причины, так как она может быть и прямой, и косвенной причиной потери. Непременная причина, будучи последней в цепи причин, может быть косвенной причиной, так как настоящей причиной потери может быть причина, которая действительно повлекла потерю.

Для того чтобы определить, какой является непременная причина, необходимо определить её природу, и её природа кроется в преобладании в эффекте.

Иными словами, та причина, которая преобладает в эффекте, а не во времени, и является непосредственной причиной потери.

Так, например, если судно атакует торпедой подводная лодка, после чего его буксируют в ближайший порт, чтобы оно не утонуло, откуда его выдворяют, боясь, что оно там потонет, и оно тонет вследствие этого выдворения, то в этом случае непосредственной причиной является торпедная атака, то есть военный риск. Аналогично, в случае, когда судно тонет вследствие изменения курса во избежание столкновения с военным судном, непосредственной причиной является военный риск, который в обычных полисах не покрывается.

Применение доктрины прямой причинности Применение доктрины прямой причинности не унифицировано на практике, однако есть несколько случаев, которые являются стандартными для данной доктрины. В первом случае, если судно тонет вследствие попытки избежать захвата, то непосредственной причиной считается военный риск и страховщик освобождается от уплаты страховой суммы. Во втором случае, если судно во избежание захвата заплывает в бухту, где нет анкеража или причала, и тонет вследствие неспособности выплыть оттуда, то непосредственной причиной являются военные действия и страховщик освобождается от ответственности.

В третьем случае, если судно во избежание захвата заплывает в бухту, где нет ни анкеража, ни причала, и благополучно выплывает оттуда, но тонет вследствие сильного шторма, то непосредственной причиной являются морские риски.

В четвертом случае, если судно заплывает в порт через одно из двух каналов, в котором потопляют торпеды и тонет в этом канале, то непосредственной причиной считаются военные риски, и страховщик освобождается от ответственности. В последнем случае, если капитан судна, будучи осведомленным о потопляемых торпедах, выплывает через другой канал, и тонет вследствие неумелой навигации, то непосредственной причиной являются морские риски.

В последнем случае, если капитан судна, будучи осведомленным о потопляемых торпедах, выплывает через другой канал, и тонет вследствие неумелой навигации, то непосредственной причиной являются морские риски.

Необходимо также обратить внимание на третий случай, где судно, избегая столкновения с вражеским судном, тонет, но тонет вследствие сильного шторма.

В этом случае, военные риски не являются непосредственной причиной, так как между ними и потерей разрывается связь с момента, когда наступает шторм. Судно могло бы утонуть вследствие этого же шторма, даже если бы не было опасности столкновения с вражеским судном. Аналогично, например, если судно во избежание столкновения с минами на море, меняет курс и потом тонет, то непосредственной причиной является не изменение курса во избежание столкновения с минами (военный риски), а неумелая навигация судна капитаном (покрытый риск).

Если судно заплывает на вражеское побережье и захватывается вражескими силами, которые сажают его на мель, то непосредственной причиной потери является вражеский захват (военный риск), а не сажание на мель (морской риск).

Если судно тонет вследствие столкновения с обломками другого судна, потопленного вражеской подводной лодкой, то непосредственной причиной потери является морская опасность. Чередующиеся потери, влияющие на одно и то же имущество Если застрахованное имущество считается полностью потерянным, то все последующие события никак не влияют на ответственность страховщика.

В случае, когда судно садится на мель и не может продолжать плавание, и потом его захватывает вражеское судно и разгружает, то застрахованный груз считается потерянным вследствие морского риска, так как он уже был признан полностью потерянным после посадки на мель.

Здесь не имеет значения, захватило ли груз вражеское судно или нет, так как уже вследствие морской опасности груз был признан потерянным. Однако, в случае с частичной потерей, все последующие события, следующие за ней, будут иметь значение для целей определения непосредственной причины.

Если судно плывет ночью, чтобы избежать эмбарго, и сталкивается с айсбергом, вследствие чего застревает, но после этого таможенные органы арестовывают это судно, то непосредственной причиной считается данный захват (исключенный риск), а не столкновение с айсбергом, так как последнее только причинило частичный вред судну, но не повлекло полную потерю. Если груз портится после того, как признается полностью потерянным, то страхователь не может требовать страховой сумму за потерю, повлеченную вследствие порчи, так как непосредственной причиной потери явилась другая причина, а не порча.

В морском страховом праве существует доктрина объединения причин, согласно которой полная потеря поглощает частичную потерю. Иными словами, если частичная потеря является включенным риском, а полная потеря является исключенным, то обе потери объединяются в пользу полной потери.

Если судно повреждается вследствие столкновения с морскими опасностями, но далее тонет вследствие военного риска, то первая частичная потеря поглощается второй и страховщик не ответственен за потерю, причиненную морским риском. Доктрина объединения потерь была кодифицирована в статье 77 (2) Закона о Морском Страховании, которая гласит:

«Если по одному и тому же полису за частичным убытком, который не был компенсирован или иным образом восполнен, следует полная гибель предмета страхования, страхователь может получить возмещение лишь полной гибели, при условии, что ничто в данной статье не должно влиять на ответственность страховщика, которую он несёт в соответствии с оговоркой об обязанности страхователя принять меры по предотвращению убытка или уменьшению его размера»

.

Однако, при всем этом если страхователь имел возможность отремонтировать частичную потерю, когда она ещё не была поглощена полной потерей, то он имеет право требовать возмещение расходов на ремонт частичной потери.

Страхователь также имеет право требовать страховую сумму, если частичная потеря случилась во время срока действия страхового полиса, а полная потеря наступила после истечения срока действия полиса. Если судно застраховано отдельно от морских рисков и отдельно от рисков пожара, и судно признается потерянным вследствие полной конструктивной потери, а через полдня действительно потеряно вследствие пожара, то последняя потеря не может быть объединена с предыдущей, и страхователь может требовать страховую сумму в отношении обоих случаев. Комбинация причин: специально включенная причина и ни одной специальной исключенной причины В большинстве случаев, потеря может быть причинена комбинацией причин.

Так, например, если полис покрывает одну из причин, которая включена, но другие не исключены, то страховщик ответственен за потерю. Если судно, которое было застраховано от риска столкновения, но не морских рисков, повреждается вследствие столкновения с другим судном, но тонет вследствие наступления морского риска, то страховщики обязаны выплатить страховую сумму.
Если судно, которое было застраховано от риска столкновения, но не морских рисков, повреждается вследствие столкновения с другим судном, но тонет вследствие наступления морского риска, то страховщики обязаны выплатить страховую сумму.

Комбинация причин: по крайней мере, одна специально исключенная причина В случае, когда потеря была причинена множеством непосредственных причин, одна из которых является исключенной, то данное исключение превалирует при определении непосредственной причины, и страховщики не будут ответственны за потерю.

В данном случае действует следующая логика: страховой случай не наступил бы, если бы не исключенный риск.

Восприятие опасности Если капитан судна в ожидании наступления покрытой потери, предпринимает действия для предотвращения этого, и вследствие этого наступает потеря, то страховщик не ответственен за потерю, так как покрытая потеря не является непосредственной причиной потери. Если владельцы судна без разумной предусмотрительности не отдают приказ плыть судну из-за опасения возможности вражеской атаки, то причиной потери будет не сама опасность, а само ожидание опасности.

Ошибочное представление опасности Если капитан или владелец судна, ошибочно принимая событие за опасность, предпринимает действие, которое наносит вред застрахованному имуществу или судну, то такая потеря не покрывается страховщиком. Подозрение об ущербе, причиненном покрытым риском Если покрытая опасность наступает поблизости от застрахованного имущества и становится причиной повреждения застрахованного имущества, то страховщик ответственен в той степени, в какой имуществу был нанесен вред.

Если плохая погода повреждает часть груза, притом, что вторая часть груза остаётся в идеальном состоянии, но при продаже второй части возникают проблемы, связанные с торговыми обычаями, то страховщик обязан заплатить страхователю разницу, которую тот теряет вследствие снижения цены. Меры, принимаемые в ответ на опасность Если опасность наступает, и капитан или владелец судна предпринимает меры для предотвращения или уменьшения вреда или потери, то это не разрывает цепочку событий и наступившая потеря считается непосредственной причиной страхового события и страхователь имеет право требовать страховую сумму. Однако, если судно находится вне опасности и капитан в дальнейшем не предпринимает никаких мер, чтобы предотвратить последующую ответственность, то цепочка события считается разорванной и страховщик не ответственен за потерю.

Так, например, в случае, когда на судно погружают груз, но погрузка прерывается вследствие шторма, который становится причиной повреждения судна, и капитан решает плыть в порт, в котором не оказывается необходимых средств для ремонта судна, и после этого решает плыть без недогруженного товара, то страховщики не ответственны за повреждение, так как у капитана судна была возможность плыть в другой порт, где существовали необходимые средства для ремонта. Источник:

Причинно-следственную связь при взыскании убытков // Юристы искали, искали и не нашли

Несмотря на появление в прошлом году постановления по громкому делу «СМАРТС», взыскание убытков в российских судах по-прежнему остается непростым.

К такому выводу пришли участники прошедшего вчера круглого стола, организованного юридическим институтом «М-Логос» (см. ). О возникновении на практике проблемы тотального и слепого взыскания убытков никто из присутствующих не сообщил. Постановление президиума ВАС по «СМАРТСу» появилось в январе прошлого года (см.

и ). Тогда президиум решил, что

«размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности»

.

Если размер убытков точно установить нельзя, то суд все равно не может отказать в их взыскании. В таком случае размер убытков должен определить суд.

Юристы опасались, не приведет ли это постановление к обратной ситуации — убытки будут взыскиваться тотально и необоснованно. Участники круглого стола не рассказывали о такой проблеме.

Напротив, найти позитивную практику по взысканию упущенной выгоды практически невозможно.

Об этом заявил главный консультант управления частного права ВАС Михаил Церковников. В практике остались и нерешенные вопросы: 1.

Как доказать «разумную степень достоверности» размера убытков? Этот вопрос задал ЕПАМ Всеволод Байбак. Он выразил сомнение, что ответ на этот вопрос невозможно дать и в «методических рекомендациях» высших судов. В ответ юристы лишь отшутились, что «хуже, чем сейчас, не будет». 2. Основной вопрос – как доказать причинно-следственную связь?
2. Основной вопрос – как доказать причинно-следственную связь? Сейчас суды этот вопрос обходят стороной, ограничиваясь общей фразой

«причинно-следственная связь доказана или не доказана»

.

Некоторые юристы считают, что и президиум ВАС в деле «СМАРТС» на этот вопрос не ответил.

Однако, по мнению Артема Карапетова, президиум сказал примерно следующее: такая связь должна быть установлена с разумной степенью достоверности.

Впрочем, проблема доказывания причинно-следственной связи оказалась глубже и показалась практически неразрешимой.

2.1. Какую теорию причинно-следственной связи выбрать? Наиболее распространённая теория причинно-следственной связи — теория адекватного причинения, считает Всеволод Байбак. По этой теории связь есть везде, где ее может обнаружить здравомыслящий человек. Старший юрист Roche & Duffay Сергей Будылин рассказал о том, что в США выделяют фактическую и юридическую причину.
Старший юрист Roche & Duffay Сергей Будылин рассказал о том, что в США выделяют фактическую и юридическую причину. Фактическую причину можно описать следующей формулой: «Если бы не было А, то не было бы В».

Юридическая причина не позволяет признавать причиной слишком отдаленные события. Впрочем, последняя отдана на усмотрение суда.

Поэтому в США призывают вообще отказаться от юридической причины и перейти к ограничению рисков.

2.2. Критерий предвидимости убытков: вводить или не вводить? Если такой критерий ввести, то суды должны будут ответить на следующий вопрос: можно ли было предвидеть наступление убытков на момент заключения договора? Если предвидеть можно, но контрагент не предупредил об этом, то убытки взыскиваются.

Такой критерий заставит раскрывать информацию о нетипичных убытках, которые ожидает сторона договора. Намек на предвидимость со стороны президиума ВАС юристы увидели в деле ООО «ВПК Строй» (№ ВАС-15078/12, см.

). Однако Всеволод Байбак посчитал, что в этом деле президиум смешал причинно-следственную связь и предвидимость. Не спешить вводить критерий призвал Артем Карапетов.

По его мнению, пока не ясно, почему предвидимые убытки взыскиваются, а непредвидиыме – нет. Также не решен вопрос, почему об убытках должен быть известно именно в момент заключения договора. «А если стало известно после, но до неисполнения обязательства?»

Обзор судебной практики обжалования отказов страховых компаний в выплате страхового возмещения по договорам страхования от несчастных случаев и болезней

(риска утраты трудоспособности вследствие наступления инвалидности 1, 2 группы), оформляемых гражданами при получении кредитов.При оформлении кредита в банке граждане, как правило, вступают в договорные отношения с банком и страховой организацией по добровольному страхованию от несчастных случаев и болезней.

В статье рассматриваются некоторые примеры обжалования отказа страховых компаний в выплате страхового возмещения при наступлении страхового случая в виде наступления инвалидности 1, 2 группы. Отношения по страхованию с участием граждан регулируются нормами главы 48 ГК РФ, Законом РФ от 27.11.1992 № 4015-1

«Об организации страхового дела в Российской Федерации»

и Законом РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей».

По условиям договора страхования от несчастных случаев и болезней страховая организация обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую банком, выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором страховую сумму в случае причинения вреда жизни или здоровью застрахованного лица (заемщика банка).

По условиям договора страхования от несчастных случаев и болезней страховая организация обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую банком, выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором страховую сумму в случае причинения вреда жизни или здоровью застрахованного лица (заемщика банка). Такой договор является договором личного страхования, выгодоприобретателем по договору является банк.

Отношения сторон могут быть оформлены договором страхования жизни и здоровья заемщиков, договором коллективного страхования заемщиков, договором группового страхования заемщиков или иным образом. Условия страхования, кроме договора, могут содержаться в правилах страхования, условиях участия в программе коллективного страхования, заявлении на страхование и иных документах. При страховании от несчастных случаев и болезней одним из рисков, покрываемых договором, является потеря трудоспособности по причине установления застрахованному лицу инвалидности 1, 2, реже 3 группы в результате несчастного случая или болезни.

Это означает, что в случае признания заемщика инвалидом 1, 2 группы страховая организация обязуется выплатить банку оставшуюся сумму задолженности, которую не может погасить заемщик из-за утраты трудоспособности. Банк в таких спорах привлекается в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования на предмет спора, реже (как правило, при взыскании крупных сумм) выступает истцом в арбитражном процессе.

Рассмотрим два распространенных основания, которые используют страховые компании для уклонения от выплаты страхового возмещения:

  1. страховое событие не признается страховым случаем;
  2. страхователь при заключении договора сообщил заведомо ложные сведения об обстоятельствах, имеющих существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков.

Применительно к рассматриваемому виду страхования страховым случаем является признание заемщика инвалидом 1, 2-й группы при определенных договором условиях. Сам факт признания инвалидности подтверждается справкой учреждения МСЭ и, как правило, не оспаривается страховщиком.

Однако в практике есть случаи признания недействительности акта освидетельствования (решение Октябрьского районного суда г.

Санкт-Петербурга от 22.03.2012 и апелляционное определение по делу № 2-213/12) или случаи переквалификации группы инвалидности с предусмотренной договором на более легкую (апелляционное определение ВС Республики Дагестан от 24.03.2014 по делу № 33-756/2014). Гораздо чаще отказ признать страховое событие страховым случаем основывается на деталях определения страхового случая в договоре (правилах и т.

п.), и здесь важно учитывать буквальные формулировки.

Например, инвалидность заемщика была установлена по причине психического заболевания, впервые диагностированного в период действия договора.

Страховая компания отказала в выплате, так как по условиям страхования выплата не производится, если

«страховой случай произошел в результате причин, прямо или косвенно вызванных психическим заболеванием застрахованного»

.

Представитель истца обратил внимание суда на то, что инвалидность наступила вследствие самого возникновения психического заболевания, а не по причинам, им вызванным; суд согласился с доводами истца (решение Дорогомиловского районного суда г.

Москвы от 27.01.2012, судья Гаврилина С.А.).

В другом решении страховым случаем по договору считалось получение инвалидности только в результате несчастного случая, а не болезни; однако страховщик неоднозначно сформулировал понятие «несчастный случай», что позволило суду посчитать понятие «болезнь» подпадающим под определение несчастного случая применительно к договору (решение Мещанского районного суда от 19.04.2011 по делу № 2-2051/11).

Полезно обращать внимание на определения страхового случая в договоре и правилах страхования (полисе) — если они не идентичны, преимущество имеют формулировки правил (полиса) (ч.

2 ст. 943 ГК РФ): истица стала инвалидом в результате заболевания, однако в договоре страховым случаем считалось наступление инвалидности только в результате несчастного случая, между тем как в Правилах такого сужающего уточнения не имеется. Суд признал наступление страхового случая (см.

апелляционное определение Самарского областного суда от 25.03.2014 № 33-3010/2014).

Очень большое значение имеет время первичной диагностики заболевания, повлекшего инвалидность. Как правило, страховые компании берут на себя риск возникновения инвалидности у заемщика вследствие заболевания, возникшего и / или диагностированного после вступления договора страхования в силу. Это условие относится к «составу» страхового случая и может быть указано как непосредственно в определении страхового случая, так и уточняться в соответствующих разделах правил или условий страхования.

Как правило, при таком условии в договоре и доказанности существования заболевания до заключения договора суды выносят решения в пользу страховых компаний (решение Симоновского районного суда г. Москвы от 01.12.2010 по делу № 2-5584/10). Есть решения, вынесенные в пользу страхователей.

Предметом доказывания по таким делам обычно является отрицание причинно-следственной связи между ранее диагностированным заболеванием и наступившей инвалидностью. Для доказывания назначается медико-санитарная экспертиза, привлекаются эксперты, изучаются записи в медицинских документах.

В кассационном определении Санкт-Петербургского городского суда от 25.11.2011 рег. № 33-15970/2011 по делу № 2-2979/11 при том, что

«на момент страхования …ответчик страдал хроническим активным гепатитом «С»

, алкогольной болезнью, варикозной болезнью вен нижних конечностей, хроническим бронхитом, хронической обструктивной болезнью легких, дыхательной недостаточностью 2-й степени, ожирением… допрошенные в ходе разбирательства по делу эксперт и специалист не смогли подтвердить… что инвалидность ответчику установлена в связи с этим заболеванием».

В апелляционном определении Ульяновского областного суда от 06.11.2012 по делу № 33-3464/2012:

«Суд правильно установил, что основной причиной установления истцу инвалидности явилось не имевшееся у нее до заключения договора страхования заболевание «1»

, а последствия перенесенной операции… суд первой инстанции, делая указанный выше вывод, правильно руководствовался пояснениями, данными в судебном заседании специалистом С*** — врачом-терапевтом Бюро МСЭ № 2, согласно которым само по себе заболевание у Маершиной О.В.

не могло явиться причиной установления ей *-й группы инвалидности; заболевание «1» является широко распространенным, однако оно далеко не всегда приводит к развитию других, более тяжелых заболеваний, ведущих к установлению инвалидности… Доказательств того, что заболевание «2» явилось следствием заболевания «1», в суды первой и второй инстанции ответчиком не предоставлено». Аналогичные выводы содержит апелляционное определение Липецкого областного суда от 05.12.2012 по делу № 33-2894/2012. В некоторых случаях удается доказать, что ранее установленный диагноз был лишь предварительным (решение Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 04.06.2010 по делу № 2-55/10).

Другим основанием отказа в выплате страхового возмещения является сообщение страхователем заведомо ложных сведений о состоянии своего здоровья при заключении договора (п. 3 ст. 944 ГК РФ). Чаще всего это основание бывает предметом встречного иска страховой компании после обращения страхователя или заемщика с иском об обжаловании отказа в выплате.

Предметом такого иска является признание договора страхования недействительным на основании п. 2 ст. 179 ГК РФ как сделки, совершенной под влиянием обмана.

Напомним, что обычно при заключении договора страхования гражданину предлагается заполнить заявление и / или анкету, содержащую вопросы страховщика, ответы на которые он посчитал имеющими существенное значение для определения страхового риска. При страховании трудоспособности это вопросы о наличии у гражданина серьезных заболеваний и расстройств (онкологических, гипертонических, диабетических, психических, ВИЧ и СПИДа, цирроза печени и т.

п.), об обращении в медучреждения по поводу этих заболеваний. Если гражданин не предоставил сведения о заболеваниях, не указанных в запросе страховщика, — имеет место непредоставление сведений, при этом страховщик не имеет права признавать договор недействительным.

Здесь уместно применение ст. 945 ГК РФ об имеющейся у страховщика возможности (праве) проверить полноту и достоверность предоставленных сведений. Относительно применения ч. 2 ст. 945 ГК РФ мнения судов противоположны.

Часть решений содержит формулировку о том, что это «является правом, а не обязанностью страховщика», в других решениях суды считают, что коммерческий риск последствий, связанных с неполным выяснением всех необходимых обстоятельств, несет страховщик как профессиональный участник рынка ценных бумаг (Постановление ФАС СЗО от 24.12.

2013 по делу № А45-6949/2012). Для страховщика непредоставление сведений о заболевании обычно «перекрывается» включением в страховые случаи условия о страховании только от болезней, диагностированных во время действия договора.

Однако если застрахованным риском является инвалидность, наступившая в результате обострения или прогрессирования уже имеющихся заболеваний, о которых страхователь сообщил при заключении договора, — применение ч.

2.ст. 945 ГК РФ имеет важное правовое значение. Если гражданин ответил «нет» на вопросы о наличии конкретных заболеваний, реально имеющихся у него, — имеет место предоставление ложных сведений, и в этом случае логичны и правомерны ссылки страховщика и судов на презумпцию добросовестности страхователя и указание, что проверка сведений является правом, а не обязанностью страховщика, иначе опрос заемщика без последующей проверки во многом теряет смысл; с другой стороны — это действительно риск страховщика, принимаемый на себя по его усмотрению. В основном суды общей юрисдикции выносят решения в пользу страховых компаний (решение Черемушкинского районного суда г.

Москвы от 11.01.2012 по делу № 2-96/12, решение Вахитовского районного суда г.

Казани от 27.02.2012 по делу №2-261/2012). Однако стоит обратить внимание, что в вопросе применения ст. 945 ГК РФ более жесткой по отношению к страховщику является позиция арбитражных судов (когда сторонами по делу выступают банк и страховая организация): «В соответствии с п.

2 ст. 945 ГК РФ при заключении договора личного страхования страховщик вправе провести обследование страхуемого лица для оценки фактического состояния его здоровья.

Данное право страховщика дополнено обязанностью, установленной ст. 9 Закона РФ от 27.11.1992 № 4015-1

«Об организации страхового дела в Российской Федерации»

, согласно которой событие, рассматриваемое в качестве страхового риска, должно обладать признаками вероятности и случайности его наступления. Таким образом, бремя истребования и сбора информации о риске лежит на страховщике, который должен нести риск последствий заключения договора без соответствующей проверки состояния здоровья страхуемого лица, выявления обстоятельств, влияющих на степень риска.

При этом, как разъяснено в пункте 14 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.11.2003 № 75, в случае недостаточности сообщенных страхователем существенных обстоятельств либо сомнений в их достоверности страховщик мог сделать письменный запрос в адрес страхователя (другого лица или в компетентный орган) для их конкретизации. В рассматриваемом случае страховщик такой запрос не направлял и не воспользовался своим правом проверить состояние здоровья Козлова А.Р., а также достаточность представленных им сведений. Ссылка подателя жалобы на положения статьи 10 ГК РФ о добросовестности участников гражданских правоотношений не может быть принята во внимание, поскольку страховщик является лицом, осуществляющим профессиональную деятельность на рынке страховых услуг, и вследствие этого более осведомлен в определении факторов риска» (Постановление 18 AAC от 01.04.2013 по делу № А07 18201/2011).

Также суды по-разному оценивают доводы заявителей-граждан об отсутствии умысла на введение в заблуждение страховщика с целью получения выгоды. Есть решения, в которых такой умысел признается обязательным для квалификации действия заемщика как обмана.

Например, СК Ростовского областного суда посчитала, что

«суд … пришел к обоснованному выводу о недоказанности истцом ОАО «Страховая группа МСК»

обстоятельств, имеющих в заявленном споре правовое значение в силу ст. 944 ГК РФ. Так, по смыслу вышеприведенной нормы сообщение страхуемым лицом заведомо ложных сведений — это не просто неправильная информация относительно состояния его здоровья на момент заключения договора, а действия, совершенные с целью обмана страховщика». Аналогичные выводы содержатся в апелляционном определении СК Волгоградского городского суда от 05.07.2012 по делу № 33-6157/12.

Другие суды приходят к противоположным выводам, например Басманный районный суд г.

Москвы в решении от 28.02.2011 по делу № 2-111/11:

«Доводы представителя 3-го лица ОАО «ТрансКредитБанк»

о том, что в действиях страхователя отсутствовала противоправная цель, а также умысел ввести в заблуждение страховщика, не являются основанием к отказу в удовлетворении встречного иска». Объем статьи позволяет сделать анализ лишь некоторых случаев из судебной практики с ограниченным количеством примеров. Однозначно можно сделать вывод, что судебная практика по обжалованию отказов страховых компаний в выплате страхового возмещения по договорам личного страхования от несчастных случаев и болезней при заключении кредитных договоров довольно обширна, но, при наличии основных тенденций, все же далека от единообразия и мало закреплена решениями высших судов.

  1. , корпоративный юрист

Источник: журнал «».

Мастер-класс

«Как маркировать остатки, получать коды на новые товары и продавать обувь в 2020»

Рубрики: Подписывайтесь на «Утреннего бухгалтера». Все для бухгалтера. Пора завести блог на Клерк.ру Блог компании на «Клерке» — это ваш новый инструмент, чтобы рассказать о себе.

Публикуйте любой контент про вашу компанию.