Переквалификация вымогательства на самоуправство


Оспаривание права по делам о самоуправстве


Очередной проблемой, мешающей эффективному применению статьи 330 УК, считается «оспаривание» правомерности деяний субъекта, осуществляющего самовольное изъятие чужой собственности. «Оспаривание» является обязательным признаком объективной стороны при квалификации данного преступления.

Как должно быть выражено «оспаривание»? Судебные органы не дают однозначного ответа на этот вопрос.

Встречается такое определение «оспаривания» — это заявление пострадавшей стороны о нарушении действительных или предполагаемых прав самоуправными действиями другой стороны. Другие юристы считают такую трактовку несовершенной. Исходя из этого определения «оспаривания», следует, что при отсутствии заявления от потерпевшего, ему нельзя рассчитывать на защиту своих прав, так как уголовная ответственность виновного наступает после подачи заявления потерпевшей стороной.

Некоторые юристы считают, что термин «оспаривание» следует заменить. Рекомендуют нейтральные понятие, например, «согласие» или «одобрение».

Проблемы отграничения самоуправства от вымогательства Текст научной статьи по специальности «Право»

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ 1(52) 2010 ПРОБЛЕМЫ ОТГРАНИЧЕНИЯ САМОУПРАВСТВА ОТ ВЫМОГАТЕЛЬСТВА А.А.

Ларионов, адъюнкт ФГОУ ВПО ВСИ МВД России И.П. Парфиненко, заместитель начальника ФГОУ ВПО ВСИ МВД России по служебно-боевой подготовке, кандидат юридических наук Данная статья посвящена проблемам отграничения самоуправства от вымогательства, рассмотрены вопросы отграничения часто возникающие на практике и вызывающие проблемы у правоприменителя. This article is devoted to the problem of delimitation of arbitrariness from extortion.

Problems of delimitation which often arise in practice work of law enforcer are also considered in the article . Рассматривая вопросы квалификации самоуправства нельзя не остановиться на наиболее актуальных как в теории, так и на практике проблем отграничения самоуправства от смежных составов, поскольку самоуправство, являясь сложным по своим юридическим признакам преступлением и имеющим ряд специфических черт, тем не менее, имеет много общего с некоторыми посягательствами. На практике часто возникают проблемы отграничения самоуправства от вымогательства.

Чаще всего органами предварительного следствия действия обвиняемых квалифицируются как вымогательство, а суды переквалифицируют их на самоуправство. И хотя сложностей в разграничении этих составов преступлений вроде бы нет, проблемы все же существуют.

w Larionov A.A, Parfinenko I.P. Problems of delimitation of arbitrariness from extortion.

ВЕСТНИК ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ИНСТИТУТА МВД РОССИИ 17 АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ 1(52) 2010 На практике они возникают не так уж и редко, особенно в девяностые годы прошлого столетия, когда в условиях существующей ослабевающей государственной власти, при почти бездействующей судебной и исполнительной системе, не способной обеспечить защиту интересов физических и юридических лиц, кредиторы вынуждены, чтобы истребовать долг или законные выплаты, сами обращаться к должникам с требованием выполнить обязательства, сопровождая свои вполне законные требования различными угрозами или насильственными действиями, либо кредиторы для подобного «выбивания» приглашают своих друзей, охранные агентства, знакомых чиновников, а то и просто криминальных «братков».

ВЕСТНИК ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ИНСТИТУТА МВД РОССИИ 17 АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ 1(52) 2010 На практике они возникают не так уж и редко, особенно в девяностые годы прошлого столетия, когда в условиях существующей ослабевающей государственной власти, при почти бездействующей судебной и исполнительной системе, не способной обеспечить защиту интересов физических и юридических лиц, кредиторы вынуждены, чтобы истребовать долг или законные выплаты, сами обращаться к должникам с требованием выполнить обязательства, сопровождая свои вполне законные требования различными угрозами или насильственными действиями, либо кредиторы для подобного «выбивания» приглашают своих друзей, охранные агентства, знакомых чиновников, а то и просто криминальных «братков».

В последние годы актуальность таких действий спала, так как кредиторы стали действовать в правовом поле, однако данная проблема не искоренена и имеет место на практике и в настоящее время, хотя и не в таких объемах как в конце прошлого столетия.

Одним из критериев разграничения самоуправство от вымогательства выступает предмет преступления. Так, согласно диспозиции ст. 163 УК РФ предметом вымогательства является чужое имущество, то есть такое, на которое виновный не имеет ни предполагаемого, ни действительного права.

Поэтому требование передачи собственного имущества, даже если оно и сопровождается угрозами или насильственными действиями, опи- санными в диспозиции ст.

163 УК, не может быть квалифицировано как вымогательство. Такое деяние представляет собой самоуправство. Нередко при вменении самоуправства суды исходят из доказанности показаний подсудимых о том, что они добивались таким путем либо получения денег, которые им должен потерпевший, либо вымогатель предполагает, что имеет право на истребуемые деньги.

Все эти ситуации объединены стремлением лица осуществить свое действительное или предполагаемое право посредством совершения действий, содержащих в себе признаки, сходные с объективной стороной вымогательства.

Для вымогательства характерна корыстная цель. В случае, когда требуют свое имущество у по-терпевшего-должника, следует исходить из смысла ст.330 УК РФ — самоуправство, то есть самовольное, вопреки установленному законом или иным нормативным правовым актом порядку совершение каких-либо действий, правомерность которых оспаривается организацией или каким-либо гражданином, если такие действия причиняют существенный вред. Квалифицированным признаком данная статья называет деяние, совершенное с применением насилия или угрозой его применения.

Таким образом, становится ясно, что основным дифференцирующим критерием самоуправства и вымогательства является правовой статус имущества или имущественных прав, на которые направлены требо- ВЕСТНИК ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ИНСТИТУТА МВД РОССИИ 18 АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ 1(52) 2010 вания сторон. Правовой статус имущества или имущественных прав -это категория гражданско-правовая и существует достаточно большое количество ситуаций, когда для правильной квалификации действий виновного лица необходимо апеллировать к гражданскому праву для установления правового статуса предмета преступления. Поэтому обратимся к гражданскому законодательству для получения ответов на некоторые вопросы.

Сразу же укажем на существующую коллизию уголовного и гражданского законодательства, которая заключается в том, что характеристика имущества как чужого в уголовном законе не вполне соотносится с понятием общей собственности. Не ясны различия между вещными правами и требованиями, вытекающими из обязательств. Последнее кажется тонкостью, но оказывается существенным при так называемом «выбивании долгов».

Следует решить, является ли долг чужим имуществом или имеет место осуществление гражданином по своему усмотрению принадлежащего ему гражданского права.

Для этого, прежде всего, необходимо установить категорию гражданских прав, которые не могут носить оспоримый характер.

Это в первую очередь право собственности и иные вещные права, такие как сервитуты, право пожизненного наследуемого участка земли и права неограниченного пользования и владения земельным участком. Это право не может быть спорным, так как на основе определенных документов оно закрепляется за конкретным человеком и может быть передано только этим человеком при обязательном условии регистрации в государственных или муниципальных органах. То есть всегда существует возможность проверить принадлежность того или иного права конкретному лицу.

А вот группа гражданских прав, возникающая из гражданскоправовых договоров и обязательств, по которым не передается право собственности, может носить спорный характер. Следовательно, первым этапом при квалификации деяний, содержащих как признаки вымогательства, так и самоуправства, необходимо выяснить характер правового статуса имущества или имущественных прав. Если право принадлежит конкретному человеку или юридическому лицу, то квалифицировать как самоуправство это деяние уже нельзя.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис . Другая проблема в контексте рассматриваемого связана с тем, что когда виновный, осуществляя свое действительное или предполагаемое право с нарушением установленного законом порядка, требует вернуть свое имущество или эквивалент его, то все понятно — это самоуправство.

А если он «включил счетчик»? В научной литературе высказывают различные точки зрения по данному вопросу. Так, некоторые предполагают, что при требовании

«процентов по несвоевременно возвращенным капиталам»

необходимо исходить из ВЕСТНИК ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ИНСТИТУТА МВД РОССИИ 19 АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ 1(52) 2010 официально существующих процентных ставок, поскольку с их точки зрения нельзя отрицать реальное причинение ущерба в результате несвоевременного возвращения долга1. Однако существует и такая точка зрения, согласно которой, если «включение счетчика» не было оговорено сторонами заранее и требование носит односторонний характер, то оно осознается лицом, его выдвигающим, как неправомерное, образуя состав вымогательства.

Вновь следует обратиться к гражданскому законодательству. Согласно, например, ст.332 Гражданского Кодекса Российской Федерации (далее по тексту ГК РФ) кредитор вправе требовать уплаты неустойки, определенной законом (законной неустойки), независимо от того, предусмотрена ли ее уплата соглашением сторон. Также ст.393 ГК РФ определяет:

«Если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, при определении убытков принимаются во внимание цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора, а если требование добровольно удовлетворено не было, — в день предъявления иска»

.

Отсюда, на наш взгляд, и вытекает требование предполагаемой суммы, превышающей стоимость имущества на индекс реальной инфляции, а так же процентов по долгу в соответствии с учетной ставкой банковского процента на день исполнения де- нежного обязательства (ст. 395 ГК РФ). Налицо наличие оспариваемого права.
395 ГК РФ). Налицо наличие оспариваемого права.

Еще один вопрос, который можно решить с помощью обращения к гражданскому законодательству, заключается в оценке анализируемых действий, которые совершает не сам кредитор, а нанятые им для этого другие лица.

Так, например, ряд авторов полагает, что в действиях этих лиц содержатся все признаки вымогательства. Действия же кредитора в таком случае надлежит квалифицировать как самоуправство и подстрекательство к вымогательству либо его организация. Позволим себе не согласиться с данным мнением, основываясь на том, что согласно Главе 24 Гражданского кодекса «Перемена лиц в обязательстве» кредитор может передать свое право (требование), принадлежащее ему на основании обязательства, другому лицу (уступка требования).

При этом ее юридическая неоформленность не исключает наличия самого права.

Указанное и дает нам основания квалифицировать действия таких лиц по ст. 330 УК РФ как самоуправство, а не вымогательство.

Думается, по этому вопросу должен высказать свою позицию Верховный Суд РФ, закрепив ее в соответствующем постановлении пленума Верховного суда РФ, что положит окончание спорам и дискуссиям по рассматриваемому вопросу. ВЕСТНИК ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ИНСТИТУТА МВД РОССИИ 20

Защита добилась переквалификация обвинения в серии вымогательств на самоуправство

Моему подзащитному было предъявлено обвинение в совершении нескольких вымогательств в составе организованной группы.

Надо признать, что наказание даже за одно такое преступление весьма суровое – только в виде лишения свободы сроком от 7 до 15 лет (и это не считая дополнительного наказания). Ситуация была непростой ещё и потому, что это дело было растиражировано в средствах массовой информации как «дело коллекторов». Примечательно, что обвиняемые не являлись коллекторами, а были работниками микрофинансовой организации, которая выдавала займы физическим лицам, в обязанности подсудимых входило урегулирование вопросов возврата задолженности.

Но образ коллекторов-вымогателей настолько «полюбился» журналистам, что и обвиняемых по этому делу с чьей-то лёгкой руки окрестили «коллекторами». После ознакомления с теми документами, что были на руках у подзащитного, для меня стало ясно, что вымогательством здесь, как говорится, и не пахнет. Кроме того, моему доверителю не вменялись насильственные действия к потерпевшим, когда одному из них сломали челюсть, а другую остригли ножницами.
Кроме того, моему доверителю не вменялись насильственные действия к потерпевшим, когда одному из них сломали челюсть, а другую остригли ножницами.

Хочу отметить, что молодой человек добросовестно относился к собственной защите, и потому у него на руках были все процессуальные документы, которые вручал следователь, что в последующем позволило использовать их для обоснования нарушений прав обвиняемого.

В первый же день судебного заседания мной было заявлено ходатайство об ознакомлении с материалами уголовного дела и вещественными доказательствами, и началась трудная, но ответственная работа: нужно было убедить суд в том, что версия следствия не соответствует действительности.

Ознакомившись в течение недели с материалами дела и некоторыми вещдоками, мне и другим адвокатам удалось выстроить тактику защиты, которая в конечном итога принесла положительный результат. Основные усилия были сосредоточены на имеющихся в деле доказательствах правомерности требований обвиняемых к потерпевшим, которые вытекали из гражданско-правовых договоров займов, соблюдении работниками микрофинансовой организации их условий, а также отсутствии доказательств корыстной заинтересованности подсудимых, их сплочённости и организованности.

По результатам рассмотрения уголовного дела суд переквалифицировал действия подсудимых на самоуправство с применением насилия (угрозой его применения) и назначил куда менее тяжкое наказание, чем просило государственное обвинение. Мой подзащитный был оправдан по двум эпизодам, получив 1 год лишения свободы, но так как к моменту вынесения приговора равно такой срок он находился под домашним арестом, то суд освободил его от отбывания наказания.

Более подробно детали работы адвоката по данному делу можно узнать .

Вопрос по теме

?

ТСЖ отключило свет, так как вымогают взносы, которые на самом деле превышают фактически обозначенную сумму. Другими словами на лицо самоуправство, вымогательство и нарушение конституционных прав. Семья из четырех человек состоящая из пенсионерки и беременной женщины остались на улице.

Куда и как подать иск о нарущениях? Читать ответы (4) 21. Мне перешло право собственности по решению суда на машину от погибшего мужа. Но мне ее не отдает свекр. Машину он себе перегнал еще до суда, якобы на хранение.

Хотя у него никогда на машину не было ни доверенности, не вписывался в страховку. Теперь не отдает разными предлогами.

То хочет вместо нее отдать офис. Теперь говорит, что перегнал знакомому и тот просит деньги за хранение машины. Причем просят круглую сумму, хотя сообщили о ней по телефону только на днях, когда за машиной к свекру приехал мною оплаченный эвакуатор.

Хочу привлечь свекра или того знакомого (к кому перегнали мою машину) к отвественности за то, что не отдает машину и вымогает деньги. Возможно уголовной. По какой cтатье? Квалифицировать как вымогательство, хищение, угон, самоуправство?

Через суд пока не хочу. 21.1. Это вымогательство в чистом виде. Вам нужно обращаться не в суд, а в полицию и вести переговоры под контролем полиции.

21.2. Уголовной ответственности скорее всего не получится, вам следует. Какого рода суд вы выиграли? Какова была его природа, название?

22. Мне перешло право собственности по решению суда на машину от погибшего мужа. Но мне ее не отдает свекр. Машину он себе отогнал еще до суда, якобы на хранение.

Хотя у него никогда на машину не было ни доверенности, ни вписывался в страховку.

Теперь не отдает разными предлогами.

То хочет вместо нее отдать офис. Теперь говорит, что перегнал знакомому и тот просит деньги за хранение машины.

За хранение просят круглую сумму, хотя сообщили о ней по телефону только на днях, когда за машиной к свекру приехал мной оплаченный эвакуатор.

Хочу привлечь свекра или того знакомого (к кому перегнали мою машину) к отвественности за то, что не отдает машину и вымогает деньги.

Возможно уголовной. По какой cтатье?

Квалифицировать как вымогательство, хищение, угон, самоуправство?

22.1. Пишите заявление в полицию об угоне — . Указывайте Вашего обидчика и пусть полиция разбирается.

23. Машина перешла моей дочери в собственность по решению суда о разделе наследственного имущества. Машину перегнал к себе свекр в Калмыкию без нашего согласия еще до суда. В страхавку он не не был вписан, доверенности на него никогда не было.

Машину в данный момент не отдает под разными предлогами. Я заказала эвакуатор, оплатила услуги, но в последний момент свекр сказал, что машины у него ее нет, перегнал какому-то знакомому.

Который просит денег за стоянку у него. Судиться с ним-долго и надо подавать в другую республику, где он прописан.

Могу ли я получить машину, если напишу заявление в полицию?. Например в розыск? Или по статье самоуправство или вымогательство?

Как лучше поступить? 23.1. Подавайте авто в розыск и иск в суд по ст304 гк рф 24.

У нас задолженность по аренде, договорились оплатить, написали расписку. Через три дня арендодатель не пускает в магазин — сменила охранный код и повесила свой замок в дополнение к моему, на переговоры не идет. Знаю что она может взять имущество в залог оплаты, но по моему согласию и по описи, а в магазине кроме торгового оборудования и товара есть мои документы и личные вещи, которые никто не имеет права удерживать.

Знаю что она может взять имущество в залог оплаты, но по моему согласию и по описи, а в магазине кроме торгового оборудования и товара есть мои документы и личные вещи, которые никто не имеет права удерживать.

Как поступить в данной ситуации, куда подать заявление и какое именно заявление? Какая статья будет применена к арендодателю: ст 330 УК РФ Самоуправство, ст 163 УК РФ Вымогательство или ст 165 УК РФ Причинение имущественного ущерба путем обмана или ст 159 Мошенничество или статьи ГК РФ.

Ещё она грозилась уничтожить имущество.

И какая структура занимается такими делами?

24.1. Подавайте по .Обратитесь в полицию с заявлением. Согласно части 1 статьи 144 Уголовного процессуального кодекса Российской Федерации дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, принять по нему решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения.

При проверке сообщения о преступлении дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа вправе требовать производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов, привлекать к участию в этих действиях специалистов. Согласно части 1 статьи 146 Уголовного процессуального кодекса Российской Федерации, при наличии повода и основания, предусмотренных статьей 140 настоящего Кодекса, орган дознания, дознаватель, руководитель следственного органа, следователь в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, возбуждают уголовное дело, о чем выносится соответствующее постановление

Проблемы разграничения вымогательства и самоуправства по российскому уголовному законодательству Текст научной статьи по специальности «Право»

Вестник Челябинского государственного университета.

2010. № 9 (190). Право. Вып. 23.

С. 63-66. Е. В. Клементьева проблемы разграничения вымогательства и самоуправства по российскому уголовному законодательству Рассматривается такое преступление против собственности, как вымогательство (ст. 163 УК РФ), занимающее особое место в структуре преступности в России, а также проблемы, связанные с разграничением уголовно-правового состава вымогательства и самоуправства (ст.

330 УК РФ) и его квалификацией; предлагаются основные критерии разграничения рассматриваемых составов преступлений.

Ключевые слова: преступления против собственности, вымогательство, самоуправство, критерии разграничения, проблемы квалификации.

Одной из характерных черт современной криминальной ситуации, сложившейся в России в период экономической и социально-политической нестабильности, является резкий рост тяжких и особо тяжких корыстно-насильственных преступлений. В процессе развития рыночных отношений наблюдается также появление новых признаков совершаемых преступлений: организованность, вооруженность, профессионализм, дерзость и особая жестокость преступников, что свидетельствует о повышении степени их общественной опасности и возрастании причиняемого ими ущерба. В таких условиях задачами правоохранительных органов являются быстрое решение проблем укрепления законности и правопорядка, обеспечение надежных гарантий неприкосновенности жизни, здоровья, чести и достоинства граждан, реальной защиты конституционных прав и свобод личности.

Преступления против собственности всегда занимали особое место в структуре преступности России. В последнее время в связи с появлением различных форм собственности, развитием предпринимательства, бурным ростом числа индивидуальных предпринимателей, привлекающих внимание преступников, слиянием организованной преступности и теневой экономики, внедрением преступных элементов в управление и властные структуры борьба с корыстными преступлениями приобрела особое значение. Такое преступление, как вымогательство, получило широкое распространение и стало массовым с 1991 г.

Так, в январе — сентябре 2009 г. зарегистрировано 6608 вымогательств, что составляет менее 1 % от общего количества совершенных преступлений1. При этом необходимо учитывать латентность данных преступлений, а также то, что они несут огромную опасность для общества, так как зачастую связаны с другими тяжкими преступлениями: убийством, причинением тяжких телесных повреждений, торговлей и хранением оружия, наркотиков и т.

д. Правоохранительные органы в борьбе с вымогательством сталкиваются с большими трудностями, так как преступники действуют, как правило, организованными группами, используют отработанные способы криминальных действий, принимают различные меры к сокрытию своих преступлений, пресекают попытки обращений потерпевших в правоохранительные органы. В результате изменений способов совершения вымогательства у правоприменителя возникают сложности при его квалификации и отграничении от смежных составов преступлений. Борьба с вымогательством невозможна без полного анализа действующего законодательства, его правильного понимания и толкования, что является одним из наиболее важных факторов функционирования системы уголовно-правового регулирования социальных отношений.

Зачастую у следователей возникает проблема разграничения уголовно-правовых составов вымогательства и самоуправства, поэтому одной из задач науки уголовного права является ясное и непротиворечивое толкование норм о преступлениях против собственности.

Первым критерием для разграничения вымогательства и самоуправства являются признаки, характеризующие их объективную сторону. Во-первых, при вымогательстве требование обращено на чужое имущество, и исключительными правами на него обладает лишь потерпевший.

При самоуправстве же обязательным признаком является оспариваемость противоправных действий преступника со стороны потерпевшего, которая заключает в себе двустороннее предположение о наличии действительного или предполагаемого права, причем о наличии этого права должно быть известно виновному.

Реализация действительного права предполагает осуществление лицом фактически имеющегося у него правомочия, но с некоторыми нарушениями. Реализация предполагаемого права характеризуется осуществлением фактически не имеющегося у лица правомочия при условии, что оно уверено в обратном.

Оспаривание противоправных действий может проходить в судебных, административных и иных государственных органах с соблюдением правовых процедур либо вне таких процедур, после объявления в какой-либо форме заинтересованным лицом (организацией) нарушения своего (чужого) действительного или предполагаемого права самоуправным деянием.

«Оспаривание правомерности самоуправных действий,— по мнению Т. Орешкиной,— никак не конкретизировано, поэтому его трактуют как несогласие, выраженное в любой форме»2.

Во-вторых, при самоуправстве обязательным признаком объективной стороны является причинение существенного вреда интересам потерпевшего.

Данный признак, как обязательное последствие, является оценочным, определяется судом по каждому конкретному делу и зависит от оценки значимости ущерба потерпевшим физическим лицом или понесшим ущерб юридическим лицом, от их фактического имущественного положения или финансового состояния на данный момент, сложившейся судебной практи-ки3.

Если самоуправные действия не причинили существенного вреда, то содеянное квалифицируется как административное правонарушение в соответствии со ст. 19.1 Кодекса об административных правонарушениях4. Состав вымогательства не содержит вышеуказанных признаков самоуправства, что позволяет правильно квалифицировать действия виновных.

В-третьих, по диспозиции ч. 1 ст. 163 УК РФ вымогатель сопровождает свои незаконные требования угрозами применения насилия, уничтожения или повреждения чужого имущества, распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких. Такие требования вымогателя являются обязательным признаком объективной стороны вымогательства и представляют собой психическое насилие, что позволяет отнести такое преступное деяние к числу корыстно-насильственных преступлений, ког- да насильственный способ действий сочетается с корыстной мотивацией.

При отсутствии вышеуказанного признака не будет являться вымогательством неправомерное требование передачи имущества, если оно не сопровождалось угрозой.

При этом не имеет значения, намерен ли виновный привести свою угрозу в исполнение при отказе потерпевшего исполнить его требование.

Диспозиция ч. 1 ст. 330 УК РФ исключает какое-либо насилие в отношении потерпевшего, а психическое насилие по ч. 2 ст. 330 УК РФ, в отличие от вымогательства, ограничено лишь нарушением телесной неприкосновенности потерпевшего.

Необходимо отметить и то, что насилие при вымогательстве является средством реализации незаконных требований виновного, а при самоуправстве — его действительного или предполагаемого права. В-четвертых, объективная сторона вымогательства заключается только в активных действиях виновного, вынуждающих потерпевшего выполнить имущественное требование вымогателя. Можно согласиться с мнением Ю.

Ляпунова о том, что требование —

«это настойчивая, повелительная просьба, адресованная к потерпевшему, которая по своей силе напоминает, скорее, императивный приказ о совершении последним определенных имущественных актов — передаче преступнику материальных ценностей, прав на имущество и совершении действий имущественного характера»

5.

На наш взгляд, при самоуправстве объективная сторона преступления может выражаться и в бездействии лица, когда виновный обязан был действовать согласно правовому акту, договору или иному решению граждан или должностных лиц, однако он никаких действий не совершал, хотя в диспозиции ст.

330 УК РФ содержатся указания на то, что объективной стороной самоуправства является выполнение лицом каких-либо действий. Вторым критерием разграничения вымогательства и самоуправства является расположение данных составов преступлений в разных главах Уголовного кодекса РФ (вымогательство — в главе 21 «Преступления против собственности», самоуправство — в главе 32 «Преступления против порядка управления»).

Непосредственным обязательным объектом вымогательства являются отношения собственности независимо от ее формы, связанные с порядком распределения материальных благ; вторым непосредственным объектом выступают обще- ственные отношения, обеспечивающие физические или моральные блага личности, либо общественные отношения собственности, не связанные с порядком распределения материальных благ, а здоровье, честь и достоинство потерпевшего или его близких выступают в качестве дополнительного объекта.

При самоуправстве же в качестве основного объекта выступают отношения в области порядка управления, дополнительным объектом являются собственность, здоровье. Разграничить вымогательство и самоуправство можно и исходя из особенностей предмета преступления. Из диспозиции ст. 163 УК РФ следует, что вымогательство, в отличие от самоуправства, осуществляется в отношении чужого имущества, исключительными правами на которое обладает лишь потерпевший, а посягающий не имеет ни действительного, ни предполагаемого права на его получение.
Из диспозиции ст. 163 УК РФ следует, что вымогательство, в отличие от самоуправства, осуществляется в отношении чужого имущества, исключительными правами на которое обладает лишь потерпевший, а посягающий не имеет ни действительного, ни предполагаемого права на его получение.

При этом под действительным правом понимается такое право, которым лицо обладает на законном основании, а под предполагаемым понимается право, которое в действительности не принадлежит лицу, однако оно ошибочно считает, что таким правом наделено. Третьим критерием разграничения рассматриваемых нами составов преступления являются признаки их субъективной стороны, к которым относятся вина, мотив и цель общественно опасного и противоправного поведения субъекта. Вымогательство по своей юридической природе представляет собой корыстно-насильственное преступление, совершаемое только с прямым умыслом и корыстной целью, т.

е. вымогатель желает получить безвозмездно от потерпевшего или его родных и близких имущество, право на него, добиться совершения потерпевшим выгодных виновному или другим лицам действий имущественного характера, при этом он осознает, что предъявляет незаконное требование и не имеет ни действительного, ни предполагаемого права на получение требуемого, использует в качестве средства воздействия на потерпевшего угрозу и стремится незаконно добиться получения имущества. «Сущность корыстного мотива,— по мнению А. А. Магомедова,— состоит в побуждениях паразитического характера, в стремлении удовлетворить свои материальные потребности за чужой счет противоправными способами, путем завладения имуществом, на которое у виновного нет никаких прав»6.

Самоуправство также может быть совершено только с умыслом, но он может быть как прямым, так и косвенным.

Виновный осознает, что он самовольно, вопреки установленному законом или иным нормативным правовым актом порядку совершает действия или отказывается от обязанности совершения таковых, правомерность которых оспаривается, предвидит, что причиняет существенный вред и желает его причинить (прямой умысел), либо сознательно его допускает, либо безразлично относится к возможности его наступления (косвенный умысел). Как уже было сказано выше, субъективная сторона самоуправства характеризуется наличием прямого умысла у виновного по отношению к своим действиям, прямым или косвенным умыслом по отношению к последствиям своих действий.

Однако корыстная мотивация самоуправства, в отличие от вымогательства, не всегда составляет основу рассматриваемого преступного деяния, так как виновный осознает, что имеет действительное или предполагаемое право на имущество, на совершение в его пользу со стороны потерпевших действий имущественного характера, и желает, чтобы эти предметы были переданы ему или другим лицам, а действия совершены в его пользу или пользу других лиц. Так, президиум Кировского областного суда переквалифицировал действия Щ. и Т., осужденных по п. «а» ч.

2 ст. 163 УК РФ на ч. 2 ст. 330 УК РФ.

Из обстоятельств дела было установлено, что Щ. и Т., действуя в группе по предварительному сговору, подошли к К. и потребовали отдать им золотую цепочку, якобы принадлежащую М., но тот отказался.

Тогда они стали угрожать К. насилием в будущем и повреждением его имущества, после этого Щ.

ножом проколол два колеса автомобиля К., причинив ущерб в сумме 400 р. Суд неправильно оценил доказательства и поэтому допустил ошибку в квалификации, не учитывая того, что Щ.

не намеревался обратить цепочку в свою пользу, а собирался в случае возврата отдать ее законному владельцу. Корыстной цели ни Щ., ни Т. не преследовали, а хотели забрать, как они полагали, незаконно удерживаемую К. золотую цепочку. Ст. 163 УК РФ предусматривает ответственность за корыстное преступление, при совершении которого виновный предъявляет незаконные требования на имущество для обращения в свою пользу или пользу других лиц.

С учетом изложенного действия Щ. и Т. были переквалифицированы на ч. 2 ст. 330 УК РФ, предусматривающую ответственность за самоуправство, совершенное с применением насилия или с угрозой его приме- 7 нения.

Такое восприятие ситуации позволяет не только разграничить данные составы, но и определяет состав вымогательства как формальноматериальный, а самоуправства как материальный.

Так, самоуправство считается оконченным в момент наступления последствий в виде существенного вреда, который может носить как имущественный, так и иной характер. Вымогательство считается оконченным, как только

«заявлено требование передачи имущества или права на имущество, или совершения иных действий имущественного характера, подкрепленное вымогательской угрозой»

8, даже если имущество не удалось получить, а тяжкий вред по ч.

3 ст. 163 УК РФ может быть вменен только в случае реального его причинения потерпевшему. По особенностям конструкции состав вымогательства является усеченным, так как передача чужого имущества, приобретение права на него, совершение иных действий имущественного характера и наступление общественно опасных последствий находятся за рамками данного состава. В заключение хочется отметить, что проблема разграничения вымогательства и самоуправства в научной литературе рассматривалась неоднократно.

Важность этой проблемы заключается в том, что вымогательство является более тяжким преступлением по сравнению с самоуправством. Переквалификация вменяемой статьи с вымогательства, санкция за которое предусматривает лишение свободы от семи до пятнадцати лет, на самоуправство, санкция за которое предусматривает лишение свободы до трех лет, значительно облегчит наказание виновного.

Примечания 1 Информация с официального сайта МВД России. URL: http://www.mvd.ru/stats 2 Орешкина, Т.

Самоуправство: понятие, признаки, соотношение с самозащитой гражданских прав и злоупотребление правом // Уголов.

право. 2008. № 2. С. 64. iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис . 3 См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред.

Ю. И. Скуратова, В. М. Лебедева.

М., 2001. С. 811. 4 Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. № 10. 5 Ляпунов, Ю. Ответственность за вымогательство // Законность.

1997. № 4. С. 6. 6 Цит по: Богданчиков, С. В. Противодействие преступным посягательствам на абсолютные права собственности (хищения). М., 2008. С. 72. 7 Бюллетень Верховного Суда РФ.

2002. № 3. 8 Лопашенко, Н. А. Преступление против собственности. М., 2005. С. 374.

Речь защитника об оправдании подсудимого по ст.

163, 330 УК РФ

РЕЧЬ ЗАЩИТНИКА в прениях по уголовному делу по обвинению П.Г.Л. Ваша честь, предметом рассмотрения по данному делу является наличие или отсутствие в действиях подсудимого П. Г.Л. состава преступления. Что же совершил подсудимый?

Если коротко описать его действия, то он забрал обратно украденный у него сотовый телефон и пытался возместить себе понесенные им, в результате хищения у него телефона, а так же помочь возместить убытки, понесенные потерпевшим А. Прокуратура предлагает квалифицировать действия моего подзащитного, как самоуправство и вымогательство.

С предложенной квалификацией не согласен, как не согласен и с тем, что действия моего подзащитного вообще подлежат квалификации по какой-либо из статей УК РФ. Начну с самоуправства. Гособвинитель полагает, что потерпевшему А.

был причинен существенный вред, а именно в размере стоимости телефона, т.е.

2600 рублей, которые он заплатил, покупая телефон у потерпевшей Ф. Чем подтверждается факт того, что А.

заплатил эти деньги? Показаниями самого потерпевшего. Частично и показаниями свидетеля П., который подтвердил, что действительно телефон был приобретен при обстоятельствах, описанных А. Больше ни чем. Показания потерпевшего А., в части приобретения телефона за названную им сумму, опровергаются показаниями потерпевшей Ф.

Она говорит, что такой телефон в ее магазине вообще не продавался. При этом, по словам гособвинителя, показания потерпевших согласуются между собой.

Если они согласуются, то, что же тогда можно назвать противоречием?

Чьи показания правильнее, кто говорил правдивее?

Я полагаю, что в данном случае потерпевшая Ф. Можно сказать, что в данном случае мое мнение основано на предположении. Это правда. Но обвинительный приговор, в отличие от моего мнения, не может быть основан на предположениях.

А вопрос о сумме, которую платил или не платил потерпевший А., крайне важен. Не установив точной суммы, нельзя делать вывод о том, что действия моего подзащитного причинили существенный вред протерпевшему А.

Нельзя же всерьез рассматривать мнение прокуратуры о том, что действия моего подзащитного подорвали авторитет всех работников всех правоохранительных органов РФ. А существенного вреда вообще, в целом, без конкретизации, не бывает.

Что касается материальных требований потерпевшего А., то они должны быть предъявлены не подсудимому, а продавцу, продавшему столь проблемный телефон, да еще и без документов.

Относительно же того, что человек, которого вызывают в милицию, уже изначально боится и его действия в милиции, пусть даже, с виду, добровольные, совершаются под давлением испуга оттого, что он попал в милицию, то такая позиция находит полный отклик и понимание в моем адвокатском сердце. Абсолютно согласен. К сожалению, вся судебная практика идет по противоположному пути. Сколько раз я пытался объяснить, что люди давали показания в милиции, будучи напуганными одним фактом нахождения в милиции, и подписывали свои показания, не читая, от страха, столько же раз суды не признавали эти доводы, поясняя, что в милиции ничего страшного нет, и для того, что бы человек испугался, на него милиционеры должны были оказывать какое-то воздействие.

Увы, и в данном случае, полагаю, что приход потерпевшего в милицию, сам по себе, еще не говорит о том, что телефон он отдал против своей воли.

А специально его не пугали, как указывает сам потерпевший. И вообще, о каком оспаривании правомерности действий П.Г.Л может идти речь, если он забирает телефон, который (и это никем не оспаривается) принадлежит ему, поскольку подарен ему его женой, у которой есть документы на этот телефон. Причем забирает он его у А., у которого нет на телефон никаких документов, у него нет даже чека.

Какой закон или нормативный акт запрещает гражданину забрать похищенное у него имущество у лица, которое не может предъявить никаких документов на право владения этим имуществом? Теперь, если у меня на улице отберут сотовый телефон, то я не могу тут же отобрать его обратно?

Мне сначала нужно пойти написать заявление, велев грабителю обождать меня и никуда не уходить?

Кто-то может сказать, что это другая ситуация, но в чем она другая, в том, что с момента пропажи телефона прошло время?

Какое время должно пройти, что бы ситуация стала другой?

Как раз право собственности граждан, в том числе и П.Г.Л. должны охраняться законом, как это записано в Конституции РФ.

Таким образом, в действиях П.Г.Л. в отношении потерпевшего А. отсутствует состав преступления, предусмотренного ст.

330 УК РФ, не говоря уже о ст.286 УК РФ.

Теперь о вымогательстве. Конечно угроза написания заявления, или, как говорит сама потерпевшая, угроза того, что сам П.Г.Л., лично, возбудит уголовное дело, это угроза распространения сведений, позорящих потерпевшую. Согласен. Но только с одной оговоркой.

Только в том случае, если возбуждение уголовного дела, в отношении П.Г.Л., тоже признать распространением сведений, позорящих его. В противном случае получается дискриминация. Если П.Г.Л. пишет заявление, или сам, каким-то образом возбуждает уголовное дело, то он позорит потерпевшую.

А если возбуждают в отношении его, то никакого позора нет. Это, по меньшей мере, несправедливо.

Теперь посмотрим, что такое распространение сведений, позорящих потерпевшую?

Ст.129 УК РФ – это клевета. То есть П.Г.Л.

должен был заведомо знать, что распространяемые им сведения заведомо не соответствуют действительности.

Никто не доказал, что сведения были заведомо ложными. Ст. 163 УК РФ в качестве угрозы предполагает и распространение и правдивых сведений. Но проблема то в том, что обращение в органы, уполномоченные проверять заявления граждан, это не распространение сведений.

Это правомерные действия. Вот если окажется, что заявление заведомо ложное, то, пожалуйста, привлекайте за заведомо ложный донос.

Еще раз подчеркну: нельзя считать распространением каких-либо позорящих сведений, обращение в уполномоченные на проверку заявлений, органы. Кроме того, полагаю, что потерпевшая, даже не имея юридического образования, просто из жизненного опыта, соответствующего ее возрасту, полученного из книг и телепередач, знала, что, даже если бы П.Г.Л. каким то особенным способом и возбудил в ее отношении уголовное дело, то рассматривал бы это дело не он сам, а суд.

Полагаю, что, несмотря на сложившееся в обществе мнение, потерпевшая должна была знать, что невиновного человека наш российский суд никогда не осудит. Таким образом, я не вижу, чего именно она могла бояться, если речь шла о возбуждении в ее отношении уголовного дела.

Никаких же угроз отобрать весь товар, П.Г.Л.не вменяется. Для того чтобы обоснованно осудить подсудимого за вымогательство, следует установить, в том числе и то, в чем выражалась объективная сторона преступления, т.е. какие действия совершил П.Г.Л., какие угрозы он высказывал.

Из исследованного меморандума телефонных переговоров я не усмотрел ничего, что можно было бы расценить, как угрозу. Более того, вопросы – «когда вы мне принесете деньги?» я бы даже не назвал требованиями, а ведь вымогательство, это требование передачи чужого имущество или денег. Попрошайничество же на сегодняшний день уголовно не наказуемо.

В материалах дела имеется и расписка потерпевшей, в которой она пишет, что добровольно возвращает вещи. Еще раз хочу сказать, если человека не принуждают физически, если ему не угрожают насилием, лишением свободы и тому подобными карами, то зачем ему писать подобные расписки, не будучи ни в чем виноватым?

Почему бы сразу не отказаться?

Я полагаю, что убедительных объяснений появлению этой расписки потерпевшая так и не дала. Факт продажи похищенного телефона в магазине Ф. подтверждается показаниями потерпевшего А.

и свидетеля П. Возможно возникнет вопрос – отчего это адвокат ссылается на противоречивые, или, как сказала гособвинитель, согласующиеся между собой, показания потерпевших, то подвергая сомнению одни из них, и ссылаясь на другие, то наоборот? Ответ прост. Потому, что следствие не удосужилось устранить имеющиеся в них противоречия, а неустранимые сомнения, в том числе и в правдивости показаний, толкуются в пользу обвиняемого, в данном случае, моего подзащитного. А вот как обосновать такими показаниями обвинительный приговор – это вопрос.

Возможно, суд решит переквалифицировать действия П.Г.Л. в отношении Ф. с вымогательства на самоуправство. И в этом случае я не смогу согласиться с такой квалификацией.

Поясню почему. Самоуправство, это совершение действий. А какие действия совершал П.Г.Л.?

Спрашивал: «ну, когда же?» Это не действия.

Использовал ли он при этом свое должностное положение, что придавало бы этим, невинным, на первый взгляд, вопросам, более страшный, угрожающий смысл? Нет и еще раз нет. Прежде всего, потому, что он в этом не обвиняется, а остальные причины, в связи с этим, уже не важны. Если подсудимый мог бы возбудить дело в отношении Ф., но за деньги не стал этого делать, то отчего же его не привлекли за получение взятки?

Если подсудимый не мог возбудить уголовного дела, но говорил, что может, но за деньги не будет, то его следовало привлечь за мошенничество, чего сделано не было.

Таким образом, в действиях П.Г.Л. в отношении потерпевшей Ф., отсутствует не только состав преступления, предусмотренного ст.

163 УК РФ, но и ст. 330 УК РФ.

Подводя итог сказанному, прошу Вас, Ваша честь вынести справедливый и обоснованный оправдательный приговор в отношении моего подзащитного. А оправдать его я прошу в связи с отсутствием в его деяниях состава преступления.

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (499) 288-34-32 или оставьте заявку ниже Получить консультацию Я принимаю условия Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе! Поиск по сайту Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России.

Ваш регион не имеет значения!Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)!