Исправительный центр для принудительных работ в свердловской области


Исправительный центр для принудительных работ в свердловской области

Дополнительный прием на принудительные работы ФСИН создаст еще пять тысяч рабочих мест


Коммерсантъ/ ФСИН России открывает дополнительные центры принудительных работ для исполнения нового вида наказания, которое применяется с этого года. К концу 2020 года количество мест для приговоренных к принудительным работам должно увеличиться вдвое и составить 5 тысяч.

Осужденным подыскивают рабочие места в госкомпаниях: Минюст РФ разработал законопроект о квотировании. Между тем практика уже обозначила проблемы применения этого вида наказания.

В частности, иностранцы, направленные в исправительные центры, не могут приступить к работе из-за необходимости получать трудовые патенты. Вчера правительство России издало распоряжение об открытии новых четырех исправительных центров для принудительных работ в Челябинске, Оренбурге, Волгограде и Костроме.

Об этом на круглом столе в Федеральной службе исполнения наказаний (ФСИН) РФ сообщил начальник управления организации исполнения наказаний, не связанных с изоляцией от общества ведомства Евгений Лукьянец. Центры — это общежития с особым режимом, куда приговоренные должны возвращаться на ночлег с работы.

Новый вид наказания применяется с 1 января 2017 года, тогда же заработали четыре первых центра — в Ставропольском и Приморском краях, в Тамбовской и Тюменской областях и семь участков при колониях на 896 человек. В начале осени открылись два участка в Кировской и Свердловской областях.

К концу этого года планируется ввести в эксплуатацию еще два центра в Якутии и Татарстане, а также шесть участков при исправительных учреждениях в Адыгее, Алтайском и Красноярском краях, Пензенской, Иркутской и Нижегородской областях.

«В 2020 году планируется открыть еще восемь исправительных центров в Ингушетии, Чечне, Кабардино-Балкарии, Удмуртии, Курганской, Ленинградской, Новгородской и Тульской областях, а также 38 участков при колониях»

,— указал господин Лукьянец. К концу 2020 года исправительные центры смогут принять свыше 5000 осужденных.

Так как центры появятся в большинстве регионов, то суды смогут более активно применять новый вид наказания, считают во ФСИН.

Москва получит свой центр в 2020 году — на 200 мест на территории Капотни.

По словам господина Лукьянца, сейчас в центрах находятся 417 осужденных.

Большинство из них осуждены за кражу, нарушение ПДД, неуплату алиментов и незаконный оборот наркотиков.

Более чем половине из осужденных судьи назначили сроки от двух месяцев до года, еще 182 осужденных — до трех лет, десяти осужденным — свыше трех лет. Как отметил господин Лукьянец, еще 124 человека сняты с учета: одни уже освободились, другие отказались работать и переведены в колонии. Один человек погиб: был сбит на пешеходном переходе.

Один человек погиб: был сбит на пешеходном переходе. В среднем осужденные получают зарплату от 8 тыс.

до 15–20 тыс. руб. в месяц. Первые десять месяцев работы выявили ряд проблем, признают в ведомстве: оказалось, что нельзя официально трудоустроить осужденных иностранцев. Они обязаны иметь трудовой патент, но закон запрещает выдавать его осужденным.

Сейчас в исправительных центрах живут четыре иностранца, в том числе граждане Таджикистана[2] и Украины[2].

Сотрудники ФСИН подали в суд документы об изменении им наказания на лишение свободы.

Трудоустройство оказалось самым сложным, признают в ведомстве. Много сил приходится тратить на «маргинальных осужденных» — утративших социальные связи, нигде ранее не работавших. «Их надо подготовить к работе, провести медосмотр. Мы их практически учим жить»,— говорит господин Лукьянец. Проблемой, по его словам, оказались квалификация осужденных и состояние их здоровья: «В Ставропольском крае работу предлагают кирпичный завод, завод минеральных вод, хлебокомбинат.

Проблемой, по его словам, оказались квалификация осужденных и состояние их здоровья: «В Ставропольском крае работу предлагают кирпичный завод, завод минеральных вод, хлебокомбинат.

Зарплата хорошая, но осужденные не подходят.

Остается лишь ЖКХ: метлу в руки — и вся специализация». Представитель Генпрокуратуры Сергей Попков отметил, что участками в колониях руководят начальники колоний:

«Это неправильно, так мы дойдем до того, что исправительные центры станут частью колоний»

. Минюст пока готовит ряд поправок к законодательству.

В частности, ведомство требует выравнять условия содержания в исправительных центрах и в колониях-поселениях, смягчив режим в центрах. Сейчас, например, отпуск по неотложным причинам в колонии-поселении составляет семь дней, а в центре — только пять. Планируется также отменить конвоирование осужденных к общежитиям, но при этом закрепить возможность отправлять нарушителей режима центров в колонии.

ФСИН намерена добиться введения для осужденных к принудительным работам квот рабочих мест в организациях, на которые могут оказывать влияние государственные компании. Это позволит отправлять осужденных на длительный срок в отдаленные регионы, размещая их на объектах, принадлежащих организациям. Минюст уже разработал законопроекты о внесении соответствующих изменений в УК и УИК РФ.

Ряд компаний ждет этих изменений, чтобы рассмотреть предложение ФСИН: так, о сотрудничестве со ФСИН уже заявило ОАО РЖД.

«Компания заинтересована в работе осужденных,— заявил на круглом столе замначальника департамента управления персоналом ОАО РЖД Николай Захаров.— Мы по многим регионам, особенно на Дальнем Востоке, испытываем дефицит ресурсов»

.

Компания даже готова обучать работников. Господин Зайцев отметил проблему, которую необходимо еще решить: многие объекты РЖД имеют особые категории доступа, и осужденным туда будет закрыт доступ.

«Надо также продумать, чем мы можем заинтересовать и частный бизнес»

,— добавил представитель Минюста РФ Федор Ручкин.

Замглавы ФСИН: губернаторы должны помочь с созданием исправительных центров

Описание Валерий БаланОб угрозе переполненности создаваемых исправительных центров (ИЦ), о том, в чем ФСИН нужна поддержка от губернаторов и почему принудительные работы — не «химия», а один из самых перспективных видов наказаний, в интервью ТАСС рассказал заместитель директора ФСИН России генерал-майор внутренней службы Валерий Балан.

— Перед ФСИН России поставлена задача создать сеть исправительных центров для исполнения наказания в виде принудительных работ, распределив их по регионам.

Насколько это удалось? В каких регионах такие центры пока отсутствуют?

— На сегодняшний день в 61 субъекте Российской Федерации создано 14 исправительных центров и 54 участка при исправительных учреждениях, функционирующих как исправительные центры (УФИЦ) с общим лимитом наполнения 4509 мест. Директор ФСИН России не так давно спросил, укладываемся ли мы в план-график создания исправительных центров.

Мы этот план даже опережаем — до конца августа планируем дополнительно открыть еще девять участков исправительных центров в восьми субъектах РФ с общим лимитом 589 мест Но этого крайне недостаточно. На сегодняшний день исправительные центры отсутствуют в 21 субъекте РФ: в Бурятии, Дагестане, Калмыкии, Крыму, Тыве, Хакасии, Карачаево-Черкесской Республике, Пермском крае, Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком автономных округах, Астраханской, Амурской, Калининградской, Курганской, Липецкой, Московской, Новгородской, Псковской, Сахалинской областях, в Москве и в Севастополе. Причем исправительные центры создаются за счет текущего финансирования и штатной численности ФСИН России, то есть фактически за счет резервов, например свободных средств, остающихся после проведения конкурсов на госзакупки.

Мы ищем у себя помещения, которые можно использовать для создания исправительного центра, в том числе за счет ликвидируемых учреждений в ряде регионов, проводим ремонт и оборудуем их под общежития для осужденных к принудительным работам. Но на сегодняшний день собственные ресурсы ФСИН России практически исчерпаны и требуется помощь со стороны глав субъектов РФ.

— То есть так стремительно растет применение принудительных работ?

На эту тему — Мы отмечаем существенный прирост осужденных к принудительным работам. Если с 2017 года они назначались лишь в качестве альтернативы лишению свободы, то в декабре прошлого года принят закон, где законодатель дал шанс осужденным, уже отбывающим наказание в виде лишения свободы, если они положительно характеризуются, заменить неотбытую часть наказания принудительными работами. Для этого надо отбыть не менее трети срока приговора к лишению свободы за нетяжкие и не менее половины срока — за тяжкие преступления.

На сегодняшний день около 190 тыс. осужденных к лишению свободы имеют формальные основания подать такое ходатайство, более 6,7 тыс. уже такие ходатайства подали.

Если на 1 января этого года принудительные работы отбывали 1223 осужденных, то на 18 июля — 3748.

Еженедельный прирост составляет до 200 человек.

Исправительные центры заполнены уже на 89,6%, в большинстве из них мест уже нет.

С учетом судебной практики до конца этого года необходимо создать еще более 3 тыс.

мест, в следующем году — еще около 6 тыс. В связи с этим директор ФСИН России направил обращения главам 24 субъектов РФ, где исправительные центры отсутствуют, об оказании содействия в подборе зданий для создания исправительных центров. В большинстве полученных ответов говорилось, что, к сожалению, такой возможности нет.

В большинстве полученных ответов говорилось, что, к сожалению, такой возможности нет.

Подобные ответы получены из Амурской и Калужской областей, Москвы и Ямало-Ненецкого округа.

Например, заместитель председателя правительства Амурской области написал, что в настоящее время свободные помещения, находящиеся в собственности Амурской области и в муниципальной собственности, отсутствуют. Замгубернатора ЯНАО ответил, что найти находящиеся в собственности региона свободные помещения, пригодные для размещения исправительных центров, не представляется возможным.

Суть ответа из Москвы заключалась в том, что поскольку мы являемся федеральной службой, нас должно обеспечить Росимущество за счет федеральной собственности. Выезжая в регионы, мы столкнулись с тем, что сами губернаторы не понимают, что речь идет о гражданах, проживающих в их же регионах. Закон предоставляет право отбывать наказание в том регионе, где проживает осужденный Ведь жителей тех субъектов РФ, где нет исправительных центров, направляют в другие субъекты РФ.

Помимо расходов на оплату проезда к месту отбытия наказания речь идет и о возможной утрате социальных связей, в том числе с родственниками, поскольку принудительные работы могут назначаться на срок до пяти лет. В этой связи уже идет рост числа обращений от граждан и уполномоченных по правам человека в субъектах РФ.

Кроме того, нельзя забывать, что, отбыв наказание, человек вернется в свой регион. Если из-за невозможности назначить принудительные работы человек попадет в колонию, то когда он выйдет, куда он пойдет? Кому он будет нужен? А в исправительных центрах он трудоустроен, ему предоставлено общежитие с возможностью заработка, спустя треть срока отбытия наказания он может проживать за пределами исправительного центра вместе с семьей.

Кроме того, это и своего рода платформа для социальной адаптации лиц, освобождающихся из мест лишения свободы, ведь в исправительных центрах они работают и живут уже за свой счет.

Поэтому, на мой взгляд, это должна быть комплексная программа при поддержке государства и региональных властей.

Задача общая, и каждый глава региона должен понимать, что это прежде всего жители его региона, граждане России.

— Но есть еще и страхи создания общежитий для осужденных, которые могут спокойно ходить по городу?

На эту тему — К сожалению, никто не проводит разъяснительную работу с муниципалитетами. Например, в Пермском крае и Новгородской области мы встретили сопротивление со стороны муниципалитета и со стороны населения. В представлении людей осужденные — это такие махровые убийцы и так далее, которые будут ходить по улицам, поскольку находящимся в исправительном центре якобы разрешено свободно перемещаться по муниципальному образованию в дневное время.

Надо просто объяснить людям, что это вид наказания для уже отбывших часть наказания в виде лишения свободы либо осужденных за преступления небольшой или средней тяжести. Это такое же наказание, как и другие, альтернативные лишению свободы.

В тех же самых районах есть немало осужденных без изоляции от общества, которые живут с ними по соседству, за стенкой, и отбывают обязательные или исправительные работы, ограничение свободы, находятся под домашним арестом или имеют отсрочку до достижения ребенком 14 лет или для лечения от наркозависимости.

Единственное, чем отличаются осужденные к принудительным работам, — они проживают под надзором в общежитиях исправительных центров. Причем сам осужденный понимает, что для него это определенное льготное наказание: он не закрыт в колонии за колючей проволокой, и соответственно, старается выполнять работу, чтобы не иметь взысканий и замечаний и в конце концов полностью освободиться от наказания Ведь если к нему возникнут какие-то серьезные замечания, я не говорю даже о правонарушениях, то мы его вернем обратно за колючую проволоку и ему будет сложнее рассчитывать на условно-досрочное освобождение.

Причем сам осужденный понимает, что для него это определенное льготное наказание: он не закрыт в колонии за колючей проволокой, и соответственно, старается выполнять работу, чтобы не иметь взысканий и замечаний и в конце концов полностью освободиться от наказания Ведь если к нему возникнут какие-то серьезные замечания, я не говорю даже о правонарушениях, то мы его вернем обратно за колючую проволоку и ему будет сложнее рассчитывать на условно-досрочное освобождение.

Поэтому он заинтересован в том, чтобы вести себя прилично.

Задаешь вопрос губернаторам, главам районов:

«У вас же есть такие низкооплачиваемые работы, что даже гастарбайтеры не хотят туда идти?»

К ним можно привлечь осужденных к принудительным работам для того, чтобы они работали. Кстати, я уверен, если посмотреть статистику, что гастарбайтеры совершают больше преступлений, чем те, кто освободился досрочно. А наши подопечные в любом случае будут находиться под надзором.

— С созданием исправительных центров были утверждения в СМИ о возвращении «химии» или привлечения осужденных на «стройки века». Где они на самом деле работают и какую получают зарплату?

На эту тему — Что такое «химия»?

В 1960-х годах были созданы так называемые спецкомендатуры — учреждения, в которых отбывали наказание с обязательным привлечением к трудовой деятельности. Поначалу осужденных направляли на строительство различных предприятий, связанных с химической промышленностью, а также на работу на этих самых предприятиях.

В связи с этим и появился в народе такой термин. На сегодняшний день условия труда отличаются абсолютно. Те, кто сейчас отбывает наказание в исправительных центрах, привлекаются к работе на объектах любой формы собственности, где работают и обычные граждане.

На них в полном объеме распространяются все положения социального, пенсионного и трудового законодательства, кроме выбора места работы. Они получают зарплату, из которой по решению суда в доход государства может удерживаться от 5% до 20%, могут быть и взыскания по исполнительному производству, если есть удовлетворенные иски, как и с любого гражданина, который выплачивает, например, алименты Есть право на оплачиваемый отпуск 18 рабочих дней после первых шести месяцев работы с возможностью его проведения за пределами исправительного центра.

Кроме того, из зарплат они возмещают коммунально-бытовые расходы и расходы на содержание имущества в общежитиях.

Недавно я был в Оренбурге, там в общежитии исправительного центра все чисто и аккуратно. Я даже спросил, недавно, что ли, делали ремонт? Оказалось, за два года с открытия центра ремонт не проводили, просто те, кто там содержится, его берегут, потому что сами там проживают.

Даже стараются экономить электричество и воду, потому что они сами за нее платят. Наверное, некоторые из них до приговора, может быть, жили в гораздо худших условиях. А их труд востребован в обществах с ограниченной ответственностью, открытых акционерных обществах, государственных и муниципальных предприятиях и т.д.

Зарплата зависит от условий региона, но она не ниже прожиточного минимума.

В основном, конечно, осужденные привлекаются на работы, не требующие специальных профессиональных навыков и, следовательно, с невысокой оплатой труда Среди наиболее распространенных профессий — уборщик территории, подсобный рабочий, грузчик, сторож, разнорабочий и т.д.

Но по возможности им подбирают и работу по имеющейся специальности. Так, в Ставропольском крае осужденные трудоустроены на должности менеджера по развитию, слесаря по ремонту автомобилей, в Забайкальском крае — на должности рабочего по изготовлению пищевой продукции, изделий из металла, ремонту автотракторной техники.
Так, в Ставропольском крае осужденные трудоустроены на должности менеджера по развитию, слесаря по ремонту автомобилей, в Забайкальском крае — на должности рабочего по изготовлению пищевой продукции, изделий из металла, ремонту автотракторной техники.

В Ставрополье зарплата может доходить и до 30 тыс. рублей в месяц. — В каких регионах, на ваш взгляд, наиболее успешный опыт организации принудительных работ? На эту тему — Во всех территориальных органах ФСИН России, где созданы исправительные центры, успешно справляются с задачей по привлечению осужденных к труду.

В Ставропольском крае есть положительный опыт взаимодействия с Центром занятости населения.

В результате совместной работы в 2020 году заключены соглашения о трудоустройстве осужденных с 30 предприятиями Георгиевского городского округа, в 2020 году еще 22 предприятия изъявили желание привлечь осужденных к принудительным работам на своих объектах. В их числе крупный арматурный завод, дорожное ремонтно-строительное управление, хлебокомбинат и др. Среднемесячная заработная плата осужденных в регионе составила более 14 тыс.

рублей. В Республике Татарстан 32 организации приняли наших осужденных на работу.

Есть хороший опыт сотрудничества со строительной компанией, которая на своем транспорте возит осужденных на работу и обеспечивает питанием. В 2020 году в целом по России из зарплаты осужденных к принудительным работам удержано более 6 млн рублей в доход государства, возмещено более 3,5 млн рублей по искам. — Жители столичного региона могут получить альтернативу колонии в исправительных центрах, которых, как известно, ни в Москве, ни в области нет?

— В Москве у нас нет своих ресурсов для создания исправительного центра.

При назначении такого наказания таких осужденных направляют в Тверскую область и другие соседние регионы. Кстати, там исправительные центры уже тоже сильно заполнены.

Конечно, и ФСИН России, и наши управления будут продолжать работу с Москвой и Московской областью.

На эту тему Кстати, недавно был пример, когда в Тверской области отбывавшему наказание жителю Подмосковья было разрешено проживание с семьей на арендованной жилой площади, и супруга с малолетним ребенком переехала к мужу из Московской области.

В настоящее время подготовлены материалы к его условно-досрочному освобождению от наказания. Примечательно, что он изъявил желание продолжить свою трудовую деятельность в местной организации (ООО «Чистый город») и после отбытия принудительных работ в связи с переездом семьи в Тверскую область.

Аналогичная история и в Татарстане, где осужденный после отбытия наказания переехал с семьей из Перми в Казань и продолжил трудиться на хлебозаводе, где отбывал принудительные работы. В Челябинской области трое осужденных также решили остаться работать в организациях, где отбывали наказание. В исправительном центре предоставляются более широкие возможности общения с семьей и восстановления социально полезных связей, нежели в местах лишения свободы.

— Насколько перспективно может быть развитие этого наказания? — Исправительные центры имеют хорошие перспективы.

По большому счету, осужденные там сами себя содержат: несут расходы на питание, одежду, проживание в общежитии, пополняют свободные рабочие места, то есть это и вклад в экономику региона, и одновременно снижение нагрузки на бюджет.

Даже изучается возможность для тех, кто первый раз осужден за преступление небольшой или средней тяжести к принудительным работам, предусмотреть возможность их проживания по месту жительства и осуществлять за ними надзор с применением электронных средств контроля. Так же, как и осужденные к исправительным работам, они будут жить дома, но мы сможем контролировать их, чтобы соблюдался режим, как в исправительном центре, — после работы он должен находиться дома. Но пока это идея, которая прорабатывается, хотя в ряде западных стран такая практика есть.

— Президент России недавно подписал закон, согласно которому со следующего года можно будет создавать участки исправительных центров и колоний-поселений непосредственно на предприятиях. — Это даст гораздо больше возможностей.

Если в настоящее время мы можем трудоустраивать осужденных лишь в пределах муниципального образования, где есть исправительный центр, то закон даст возможность открыть участок в пределах всего субъекта Федерации. У нас уже были пилотные проекты, правда с колониями-поселениями. 3 Материала Например, в Коми было создано общежитие в качестве участка колонии-поселения на лесозаготовительном комбинате, расположенном вдали от крупных городов.

В поселке идет убыль населения и есть нехватка рабочих рук.

Было построено общежитие, люди там работали наравне с гражданскими и получали такую же зарплату.

Этот проект шел более двух лет, и некоторые осужденные после отбытия наказания остались жить и работать в этом же поселке с семьями — для них специально построили жилье.

В Калининградской области и в Оренбурге предлагают создать общежития при сельхозпредприятиях на 20, 30 или 60 мест. Причем в Калининграде уже был запущен пилотный проект, в рамках которого осужденных вывозили транспортом на предприятие.

Крупные предприниматели готовы построить общежития исходя из установленных требований. Они просты — по закону на одного человека должно приходиться не менее 4 кв.

метров жилой площади, должна быть кухня для приготовления и приема пищи, обязательно должны быть стиральные машины, душевые кабины, сушилки, как в любом общежитии. Сейчас разрабатывается типовой проект заключения договора с предприятиями для трудоустройства осужденных. Медицинское обеспечение осуществляется по полису ОМС.

К нам уже поступают предложения крупных организаций о возможности привлечения к труду осужденных к принудительным работам на их объектах Так, ГУФСИН России по Приморскому краю рассматривается вопрос о привлечении осужденных к труду на рыбоконсервном заводе и предоставлении общежития. Кроме того, имеется потребность в трудовых ресурсах на предприятии по сортировке, переработке твердых коммунальных отходов, где готовы обеспечить трудоустройство и проживание 50 осужденных к принудительным работам.

ГУФСИН России по Челябинской области прорабатывается вопрос создания общежития на территории предприятия по производству железобетонных конструкций.

Мы считаем, что реализация закона позволит увеличить трудовую занятость осужденных, обеспечить реализацию требований УИК РФ в части удовлетворения исковых требований потерпевших, а также возместить осужденными стоимость питания, одежды, коммунально-бытовых услуг. Беседовал Александр Шашков

Дополнительный прием на принудительные работы

Газета «Коммерсантъ» от 17.11.2017, стр. 6 ФСИН России открывает дополнительные центры принудительных работ для исполнения нового вида наказания, которое применяется с этого года.

К концу 2020 года количество мест для приговоренных к принудительным работам должно увеличиться вдвое и составить 5 тысяч.

Осужденным подыскивают рабочие места в госкомпаниях: Минюст РФ разработал законопроект о квотировании. Между тем практика уже обозначила проблемы применения этого вида наказания. В частности, иностранцы, направленные в исправительные центры, не могут приступить к работе из-за необходимости получать трудовые патенты.

Вчера правительство России издало распоряжение об открытии новых четырех исправительных центров для принудительных работ в Челябинске, Оренбурге, Волгограде и Костроме. Об этом на круглом столе в Федеральной службе исполнения наказаний (ФСИН) РФ сообщил начальник управления организации исполнения наказаний, не связанных с изоляцией от общества ведомства Евгений Лукьянец.

Центры — это общежития с особым режимом, куда приговоренные должны возвращаться на ночлег с работы. Новый вид наказания применяется с 1 января 2017 года, тогда же заработали четыре первых центра — в Ставропольском и Приморском краях, в Тамбовской и Тюменской областях и семь участков при колониях на 896 человек.

В начале осени открылись два участка в Кировской и Свердловской областях. К концу этого года планируется ввести в эксплуатацию еще два центра в Якутии и Татарстане, а также шесть участков при исправительных учреждениях в Адыгее, Алтайском и Красноярском краях, Пензенской, Иркутской и Нижегородской областях.

«В 2020 году планируется открыть еще восемь исправительных центров в Ингушетии, Чечне, Кабардино-Балкарии, Удмуртии, Курганской, Ленинградской, Новгородской и Тульской областях, а также 38 участков при колониях»

,— указал господин Лукьянец.

К концу 2020 года исправительные центры смогут принять свыше 5000 осужденных. Так как центры появятся в большинстве регионов, то суды смогут более активно применять новый вид наказания, считают во ФСИН.

Москва получит свой центр в 2020 году — на 200 мест на территории Капотни.

По словам господина Лукьянца, сейчас в центрах находятся 417 осужденных.

Большинство из них осуждены за кражу, нарушение ПДД, неуплату алиментов и незаконный оборот наркотиков.

Более чем половине из осужденных судьи назначили сроки от двух месяцев до года, еще 182 осужденных — до трех лет, десяти осужденным — свыше трех лет. Как отметил господин Лукьянец, еще 124 человека сняты с учета: одни уже освободились, другие отказались работать и переведены в колонии.

Один человек погиб: был сбит на пешеходном переходе. В среднем осужденные получают зарплату от 8 тыс. до 15–20 тыс. руб. в месяц. Первые десять месяцев работы выявили ряд проблем, признают в ведомстве: оказалось, что нельзя официально трудоустроить осужденных иностранцев.

Они обязаны иметь трудовой патент, но закон запрещает выдавать его осужденным. Сейчас в исправительных центрах живут четыре иностранца, в том числе граждане Таджикистана и Украины.

Сотрудники ФСИН подали в суд документы об изменении им наказания на лишение свободы. Трудоустройство оказалось самым сложным, признают в ведомстве. Много сил приходится тратить на «маргинальных осужденных» — утративших социальные связи, нигде ранее не работавших.

«Их надо подготовить к работе, провести медосмотр.

Мы их практически учим жить»,— говорит господин Лукьянец.

Проблемой, по его словам, оказались квалификация осужденных и состояние их здоровья: «В Ставропольском крае работу предлагают кирпичный завод, завод минеральных вод, хлебокомбинат. Зарплата хорошая, но осужденные не подходят.

Остается лишь ЖКХ: метлу в руки — и вся специализация».

Представитель Генпрокуратуры Сергей Попков отметил, что участками в колониях руководят начальники колоний:

«Это неправильно, так мы дойдем до того, что исправительные центры станут частью колоний»

.

Минюст пока готовит ряд поправок к законодательству. В частности, ведомство требует выравнять условия содержания в исправительных центрах и в колониях-поселениях, смягчив режим в центрах. Сейчас, например, отпуск по неотложным причинам в колонии-поселении составляет семь дней, а в центре — только пять.

Планируется также отменить конвоирование осужденных к общежитиям, но при этом закрепить возможность отправлять нарушителей режима центров в колонии. ФСИН намерена добиться введения для осужденных к принудительным работам квот рабочих мест в организациях, на которые могут оказывать влияние государственные компании. Это позволит отправлять осужденных на длительный срок в отдаленные регионы, размещая их на объектах, принадлежащих организациям.

Минюст уже разработал законопроекты о внесении соответствующих изменений в УК и УИК РФ. Ряд компаний ждет этих изменений, чтобы рассмотреть предложение ФСИН: так, о сотрудничестве со ФСИН уже заявило ОАО РЖД.

«Компания заинтересована в работе осужденных,— заявил на круглом столе замначальника департамента управления персоналом ОАО РЖД Николай Захаров.— Мы по многим регионам, особенно на Дальнем Востоке, испытываем дефицит ресурсов»

.

Компания даже готова обучать работников. Господин Зайцев отметил проблему, которую необходимо еще решить: многие объекты РЖД имеют особые категории доступа, и осужденным туда будет закрыт доступ.

«Надо также продумать, чем мы можем заинтересовать и частный бизнес»

,— добавил представитель Минюста РФ Федор Ручкин.

Анастасия Курилова

Исправительные центры и режим в них

Принудительные работы – это совсем не свобода, хотя считается, что это наказание, не связанное с лишением свободы. Отбывать принудительные работы нужно в специальном центре со своим режимом, и сроки отбытия в случае замены лишения свободы остаются те же. Исправительные центры представляют собой определенные объекты в подчинении ФСИН, в которых осужденные проживают весь назначенный им срок (60.1 УИК).

Обобщенно – это огражденная, охраняемая территория с общежитием и служебными постройками. Фактически разные исправительные центры отличаются своим режимом друг от друга.

Внимание: приведенные ниже примеры могут не соответствовать условиям какого-то конкретного центра. Есть исправительные центры, созданные на базе колоний – там режим жестче. По сути это пристроенная к колонии территория с вооруженной охраной, «запреткой», и даже еду привозят в центр из колонии.

Сотрудники такого центра – это те же сотрудники колонии, поэтому они путаются с режимами и «перегибают палку» в части строгости надзора.

Как они привыкли в колонии работать, так они работают и в исправительном центре. А есть исправительные центры на базе «химии» – там все гораздо мягче. «Химия» – это бытовое название тех же принудительных работ, которые были в советское время.

В то время на работы в основном направляли на предприятия химической промышленности, отсюда и такое название. На «химии» может быть свободный выход из центра по выходным, на входе – вахтер, не такой строгий досмотр и в целом более мягкие условия жизни. Например, в центре при колонии нельзя в дневное время лежать на своей кровати, а на «химии» можно.

Осужден работать

Исправительные центры, созданные не так давно для отбывания нового вида наказания в виде принудительных работ, оказались на грани переполнения. Об этом сообщил заместитель директора ФСИН России Валерий Балан. «Еженедельный прирост составляет до 200 человек.

Исправительные центры заполнены на 89,6 процента, в большинстве из них мест уже нет», — сообщил замглавы тюремного ведомства в интервью ТАСС. Фото: iStock По данным ФСИН, на сегодняшний день в 61 субъекте РФ создано 14 исправительных центров и 54 участка с общим лимитом наполнения 4509 мест.

До конца августа планируется дополнительно открыть еще 9 участков исправительных центров в 8 субъектах РФ с общим лимитом 589 мест.

Но, по словам Валерия Балана, этого «крайне недостаточно». На сегодняшний день исправительные центры вовсе отсутствуют в 21 субъекте РФ. Одними из наиболее заполненных оказались исправительные центры в ближайших к столице регионах.

В Москве и Подмосковье такие центры не создавались, поэтому осужденных к принудительным работам отправляют в Тверскую и соседние области.При этом, если 2,5 года назад принудительные работы назначались лишь как альтернатива лишению свободы за нетяжкие или неумышленные преступления, то с начала этого года стали применяться и как смягчение наказания для отбывающих лишение свободы (после отбытия части срока). Так, около 190 тысяч заключенных колоний имеют формальные основания подать ходатайства о переводе на принудительные работы.

И более 6,7 тысяч человек такие ходатайства уже подали.

«С учетом судебной практики до конца этого года необходимо создать еще более 3 тысяч мест, в следующем году — еще около 6 тысяч»

, — резюмировал замдиректора ФСИН.Первые центры ФСИН создавала за счет своих резервов, в том числе на базе ликвидируемых исправительных учреждений, переоборудуемых под общежития для отбывающих принудительные работы.

«Собственные ресурсы ФСИН России практически исчерпаны, требуется помощь со стороны глав субъектов РФ»

, — подчеркнул Валерий Балан.

— В связи с этим директор ФСИН России направил обращения главам 24 субъектов РФ об оказании содействия в подборе зданий для создания исправительных центров». По его словам, в большинстве ответов из регионов пришли отказы, так как у них нет свободных зданий.Осужденных на принудительные работы направляют в ближайший исправительный центр, куда они сами едут после приговора»Мы столкнулись с тем, что сами губернаторы не понимают, что речь идет о гражданах, проживающих в их же регионах.

Закон предоставляет право отбывать наказание в том регионе, где проживает осужденный. Жителей тех субъектов РФ, где нет исправительных центров, направляют в другие субъекты РФ, — подчеркнул Балан.

— Но, отбыв наказание, человек вернется в свой регион. Если же из-за невозможности назначить принудительные работы человек попадет в колонию, то, когда он выйдет, куда он пойдет? Кому он будет нужен? А в исправительных центрах он трудоустроен, ему предоставлено общежитие с возможностью заработка и проживания с семьей».Зарплата осужденных к принудительным работам при этом зависит от условий региона, но она не ниже прожиточного минимума.

В основном, осужденные привлекаются на работы, не требующие специальных профессиональных навыков и, следовательно, с невысокой оплатой труда. Среди наиболее распространенных профессий — уборщик территории, подсобный рабочий, грузчик, сторож, разнорабочий и т.

д. Но по возможности для них подбирают и работу по уже имеющимся у них специальностям.

В среднем осужденные зарабатывают ежемесячно около 14 тысяч рублей, но в некоторых регионах, например, в Ставропольском крае зарплата может доходить и до 30 тысяч рублей в месяц.Более того, в перспективе принудительные работы могут сделать домашним наказанием. По действующему законодательству осужденных на принудительные работы направляют в ближайший исправительный центр, куда они сами едут после приговора. По словам Валерия Балана, в настоящее время изучается вопрос о том, чтобы

«для тех, кто первый раз осужден за преступление небольшой или средней тяжести к принудительным работам, предусмотреть возможность их проживания по месту жительства и осуществлять за ними надзор с применением электронных средств контроля»

.

«Как и осужденные к исправительным работам, они будут жить дома, но мы сможем контролировать их, чтобы соблюдался режим, как в исправительном центре: после работы он должен будет находиться дома.